У последней границы

— Это было чем-то вроде удара молнии, — сказал он дрожащим, вернувшимся наконец к
нему голосом. — Днем и ночью я думал о вас, видел вас во сне и проклинал себя в полной
уверенности, что я был причиной вашей смерти. А теперь я нашел вас живой. И здесь!
Мэри Стэндиш стояла так близко, что ее руки, которые он сжимал, лежали у него на
груди. Но рассудок вернулся к нему, и он понял безумие своих грез.
— Трудно поверить этому. Мне казалось все это время, что я очень болен. Возможно, что
это так и есть. Но если я не лишился рассудка, и вы — действительно вы, то я очень рад. Если я
проснусь и окажется, что все это только плод моего воображения, как это случалось много
раз…
Он засмеялся и, освободив ее руки, глядел ей в глаза, которые сквозь слезы улыбались
ему. Но своей фразы Алан не кончил. Девушка чуть двинулась, и, как и в ту ночь в его каюте,
ее горло дрожало от сдерживаемых чувств.
— Там я не переставая думал о вас, — сказал Алан, жестом указывая на тундру, из
которой он пришел. — Потом я услышал хлопушки и увидел флаг. Все произошло так, как
будто я вас создал в моем воображении.
Быстрый ответ готов был сорваться с ее губ, но она сдержалась.
— И когда я нашел вас здесь и вы не растворились в воздухе, подобно привидению, я
подумал, что у меня в голове что-то неладно, иначе я не вел бы себя так. Понимаете, меня
удивило, что привидение зажигает хлопушки, и мне кажется, что это было моим первым
порывом удостовериться, настоящая ли вы.
Позади них, с края рощицы, донесся голос — ясный громкий голос с нежными
переливами.
— Мэри! — кричал кто-то. — Мэри!
— Ужин, — промолвила девушка. — Вы пришли как раз вовремя. А потом мы в сумерках
пойдем домой.

Рекомендуем: