У последней границы

— Я не мог ее удержать, разве только если бы привязал к дереву, — снова произнес Смит.
Потом он добавил: — Эта маленькая ведьма угрожала даже пристрелить меня.
Глаза его весело заблестели.
— Начинайте, Алан. Я жду. Ругайте без стеснения.
— За что?
— Да за то, что я позволил ей оседлать себя. За то, что я притащил ее сюда, а не бросил в
кусты где-нибудь по дороге. С ней ничего не сделаешь. Разве переделаешь такую?
Он крутил свои рыжие усы и дожидался ответа. Алан молчал. Мэри Стэндиш первой
показалась на маленькой возвышенности тундры в четверти мили от него, Киок и Ноадлюк
следовали за ней. Они проехали низкий кряж и исчезли.
— Это, конечно, не мое дело, — снова начал Смит, — но сдается мне, что вы не ждали
ее…
— Вы правы, — прервал его Алан, поворачиваясь, чтобы взять свой мешок. — Я не
ожидал ее: я думал, что она умерла.
«Горячка» тихо свистнул и открыл было рот, чтобы заговорить, но снова закрыл его.
Очевидно, он не знал, что Мэри Стэндиш была та девушка, которая прыгнула через борт
«Нома». А если она держит это в тайне, то незачем ему сейчас распространяться об этом. Эти
мысли промелькнули в голове Алана, хотя он и понимал, что пытливый ум его спутника
немедленно доберется до истины. Когда они двинулись домой, изумление маленького человека
начало рассеиваться. Он часто видел Мэри Стэндиш на «Номе», много раз он замечал ее в
обществе Алана и знал, что они провели вместе несколько часов в Скагвэе. Следовательно, если
Алан, прибыв к Кордову через пару часов после предполагаемой трагедии, думал, что она
умерла, то это она, следовательно, и бросилась в море. «Горячка» пожал плечами, удивляясь,
что не обнаружил этого любопытного факта за время своего путешествия с девушкой.
— Она заткнет за пояс дьявола! — внезапно воскликнул он.

Рекомендуем: