У последней границы

Это нельзя было назвать дождем, никак нельзя было, Алан. Скорее, на нас обрушился Тихий
океан с парочкой других океанов в придачу. Наконец подают почтовых — все плавает, и
лошадь, и карета. Перед отъездом я не успел поесть и был страшно голоден. Вместе со мной
кто-то еще сел в карету, и мне очень любопытно было знать, что это за дурак. Я что-то
проговорил насчет того, что умираю с голоду. Мой спутник ничего не ответил. Я начал
ругаться. Я так и сделал, Алан, прямо сыпал проклятиями. Ругал и правительство за постройку
такой дороги, и дождь, и самого себя за то, что не захватил съестного. Я сказал, что мое брюхо
пусто, как использованный патрон. И я так здорово, сочно ругался! Я вел себя как
сумасшедший. Потом яркая вспышка молнии осветила карету. Слушайте, Алан! Против меня
сидела с коробкой на коленях она, насквозь промокшая; ее глаза блестели, и она улыбалась мне.
Да, сэр, у-лы-ба-лась!
«Горячка» умолк, чтобы дать Алану время переварить его слова. Он был доволен
вызванным впечатлением.
Алан уставился на него в изумлении.
— На четвертую… ночь… После… — Он спохватился: — Продолжайте, Смит.
— Я начал искать ручку двери, Алан. Я готов был сбежать, свалиться в грязь, исчезнуть
— раньше, чем снова блеснет молния. Но я был уже в сетях. Она распаковала свою коробку и
сказала, что у нее много вкусных вещей. И она назвала меня «Горячкой», как будто она знала
меня всю свою жизнь. И в то время, когда карета, качаясь, неслась вперед, когда гром, молния и
дождь смешались в одну какую-то кашу, она подошла, села рядом и принялась кормить меня!
Честное слово, Алан, она кормила меня. Когда снова сверкнула молния, я увидел ее блестящие
глаза и улыбку на лице, как будто от этого ада вокруг она чувствовала себя счастливой. Я
подумал, уж не помешалась ли она внезапно. Не успел я опомниться, как она уже рассказала,
что вы указали ей на меня в курительной на «Номе»и что она счастлива иметь меня
попутчиком. Ее попутчик, заметьте это, Алан, а не она — мой. И так она держала себя все
время до той минуты, пока вы не показались там — у рощицы!
«Горячка» снова разжег свою трубку.

Рекомендуем: