У последней границы

«Горячка» на несколько секунд замолк, а потом прибавил:
— Когда мы пришли к этой скале, покрытой мхом, с которой капает вода, к тому месту,
где лежит огромный пожелтевший череп, она не завизжала и не отшатнулась — только слегка
вздохнула и уставилась прямо на него. Ее пальцы впились в мои руки так, что мне больно
стало. Это было отвратительное зрелище: желтый, как гнилой апельсин, череп, намокший от
воды, стекавшей с сырого мха. Я хотел разнести череп на куски. И я бы это сделал, если бы она
не помешала, ухватившись за мое ружье. Со странной улыбкой на губах она сказала: «Не
делайте этого, Смит. Он напоминает мне человека, которого я знаю. Мне не хочется, чтобы вы
убили его». Забавная речь, не правда ли? Напоминает ей человека, которого она знает! Но кто
же, черт возьми, может походить на изъеденный червями череп?
Алан не пытался ответить ему, он только пожал плечами. Они выбрались из мрачной
расщелины и снова очутились на сумеречной равнине. По ту сторону ущелья тундра перестала
уже быть такой ровной. Впереди виднелся небольшой холм. Ближе к горам холмы
громоздились один на другой, исчезая в туманной дали. С возвышения они увидели обширное
пространство, окаймленное широким полукругом холмов и уступов Эндикоттских гор. В
тундре, за ближайшим пригорком, лежало ранчо Алана. Как только они достигли пригорка,
«Горячка» вытащил свой огромный револьвер и дважды выстрелил в воздух.
— Приказано, — немного смущенно сказал он. — Приказание, Алан.
Едва он произнес эти слова, как из сумрака, нависшего над равниной подобно
колеблющемуся кружеву, донесся громкий крик. За ним последовал другой, потом третий —
пока все это не слилось в один сплошной рев. Алан понял: Тоток, Амок Тулик, Тапкок, Татпан
и все остальные надрывают свои глотки, приветствуя его. Вскоре последовал целый ряд
взрывов.
— Ракеты, — проворчал Смит. — Мало того, так она еще повсюду понавешала китайские
фонарики. Посмотрели бы вы на ее лицо, Алан, когда она узнала, что здесь четвертого июля
ночью светло!
Бледная полоса с шипением поднялась в воздух, на мгновение, казалось, остановилась,
чтобы посмотреть вниз на серую землю, затем разорвалась на бесчисленное количество
маленьких клубов дыма. Смит снова выстрелил. Волнение охватило Алана. Он схватил свою
винтовку и выпустил все заряды. Треск ружейных и револьверных выстрелов заглушил крики.

Рекомендуем: