У последней границы

Итак, Джон Грэйхам исполнил свое обещание, смертельное обещание, данное им в час
торжества отца Алана. Тогда Холт-старший мог избавить человечество от гада, если бы в
последний момент не помешало ему отвращение, свидетелем которого был его сын в эти
ужасные минуты. А Мэри Стэндиш была орудием, которое Грэйхам выбрал для достижения
своей цели!
Алан не мог сомневаться в абсолютной правильности мыслей, бушевавших в его голове, и
не мог успокоить волнения в сердце и в крови. Он не пытался отрицать, что Джон Грэйхам
написал это письмо и адресовал его Мэри Стэндиш. Она по неосторожности сохранила его.
Наконец, она решила уничтожить его, но «Горячка» Смит случайно нашел маленький, но
весьма убедительный клочок от него. В сумбуре своих мыслей Алан объединил все
случившееся: ее усилия заинтересовать его с самого начала, решительность, с которой она
стремилась к своей цели, смелость, с которой она пришла в его страну, и явное старание
втереться в доверие, — с подписью Джона Грэйхама, смотревшей на него со стола. Все это
казалось окончательной, неопровержимой, очевидной истиной.
«Индустрия», упоминавшаяся в письме, могла означать только скотоводство — его и
Карла Ломена. Они положили начало этому разведению оленей и боролись за его развитие; а
Грэйхам со своими друзьями, мясными королями, старались его уничтожить. И умная Мэри
Стэндиш явилась принять участие в этой разрушительной игре!
Но зачем она бросилась в море?
Казалось, что в душе Алана заговорил какой-то новый голос, который настойчиво
выделялся из хаоса мыслей, поднимаясь против всей аргументации и требуя
последовательности и смысла, вместо безумных подозрений, овладевших им. Если миссия
Мэри Стэндиш заключалась в том, чтобы разорить его, если она — агент Джона Грэйхама и
послана с этой целью, то какие же основания были у нее для такой трагической попытки —
создать во всем мире впечатление, что она покончила с собой, утонув в море? Конечно, такой
поступок нельзя связать с интригой, которую она вела против него. Воздвигая здание ее
защиты, Алан не старался отрицать ее связи с Джоном Грэйхамом. Он знал, что это
невозможно. Эта записка, ее поведение и многое из сказанного ею самой — все это были
звенья, неизбежно связывавшие девушку с его врагом. Но те же самые события, когда Алан
начинал их теперь перебирать одно за другим в своей памяти, проливали новый свет на их связь
между собой.

Рекомендуем: