У последней границы

Разве не может этого быть, что Мэри Стэндиш работает не на руку Джону Грэйхаму, а
наоборот, против него? Может быть, между ними произошел конфликт, который послужил
причиной ее бегства на «Номе»? Не из-за того ли, что она встретила там Росланда, самого
преданного слугу Джона Грэйхама, она выработала отчаянный план спасения, бросившись в
море?
Наряду с борьбой двух противоречивых течений в своем мозгу, Алан чувствовал какую-то
гнетущую тяжесть, вызванную одним сознанием, в справедливости которого нельзя было
сомневаться. Если даже предположить, что Мэри Стэндиш ненавидит теперь Джона Грэйхама,
то все же она в свое время, и не особенно давно, была его орудием; письмо, которое он ей
написал, служило тому бесспорным доказательством. Что вызвало предполагаемый Аланом
разрыв, что побудило ее бежать из Сиэтла, а позднее вызвало стремление похоронить прошлое
при помощи мнимой смерти, — этого он, возможно, никогда не узнает. В данную минуту у него
не было большого желания взглянуть в лицо всей правде. Достаточно ему знать о ее прошлом и
о всех прочих событиях только то, что она кого-то боялась и в отчаянии, преследуемая самым
умным агентом Грэйхама, пришла в его каюту. Не добившись от него помощи, Мэри Стэндиш
взялась за дело. И в тот же самый час произошло чуть не увенчавшееся успехом покушение на
жизнь Росланда. Конечно, факты показали, что она не принимала прямого участия в
преступлении; но он никак не мог отделаться от навязчивой мысли, что оно было совершено
почти одновременно с прыжком девушки в море.
Алан отошел от окна, затем открыл дверь из дому. Холодный ветер громко бренчал
раскачивавшимися бумажными фонариками. Флаги, развешанные Мэри Стэндиш, тихо хлопали
в холодном воздухе. В этих звуках было что-то успокоительное для его напряженных нервов,
нечто такое, что напоминало ему день, проведенный в Скагвэе, когда Мэри Стэндиш шла рядом
с ним и нежно держала его под руку, а ее глаза и лицо были полны вдохновения, навеянного
горами.

Рекомендуем: