У последней границы

Алан смотрел на девушку, пытаясь понять что-то необъяснимое в ней. Она знала, о чем он
думает: его глаза выдавали странное волнение, овладевшее им. Постепенно краска сбежала с ее
лица. Губы чуть-чуть сжались. И все же в выражении ее лица, когда она в нерешительности
ждала допроса, больше не было намека на смущение, ни следа страха, ни малейшего признака,
что наступил момент, когда ее тайна должна обнаружиться. В продолжение этих мгновений
Алан не думал о Джоне Грэйхаме. Ему казалось, что Мэри Стэндиш опять напоминает ребенка,
который пришел в его каюту и стоял там, прислонившись к двери, умоляя о помощи. Со своими
мягкими блестящими волосами, светлыми прекрасными глазами, с сильно бьющейся жилкой на
белой шее, она представлялась ему чуть ли не неземным существом. Девушка, судьба которой
сейчас находилась в его руках, ждала момента, когда он будет разбивать ее хрупкие
оправдания.
Несоответствие между видом девушки и тем, что он безжалостно, с намеренной
грубостью собирался сказать и сделать, поразило вдруг Алана. И под влиянием внезапного
отчаяния он протянул к ней руки и воскликнул:
— Мэри Стэндиш! Ради всего святого, скажите мне правду! Скажите, почему вы пришли
сюда!
— Я пришла, — ответила девушка, глядя ему прямо в глаза, — потому, что знала, что
такой человек, как вы, однажды полюбив женщину, будет защищать ее, хотя бы она и не была
его женой.
— Но вы этого не могли знать… до… до того, что произошло в роще!
— Нет, я знала. Я узнала это в хижине Элен Мак-Кормик.
Она медленно встала. Алан тоже поднялся с места, смотря на нее, как человек,
оглушенный ударом. Первые проблески понимания странной тайны, окружавшей ее в то утро,
заставили Алана пережить еще большее волнение. Он удивленно воскликнул:
— Вы были у Элен Мак-Кормик! Она дала вам это!
Мэри Стэндиш кивнула:
— Да. Мое платье, которое вы захватили с собой с парохода. Пожалуйста, не браните
меня, мистер Холт. Будьте ко мне снисходительны после того, как вы выслушаете то, что я
сейчас вам расскажу. Я была в хижине Мак-Кормик в тот день, когда вы вернулись в последний
раз после поисков моего тела в море. Мистер Мак-Кормик не знал, но она знала. Я немного
солгала, совсем немного для того, чтобы она, будучи женщиной, обещала не говорить вам, что
я была там. Понимаете, я потеряла большую часть моей веры, все мое мужество почти
покинуло меня — и я боялась вас.

Рекомендуем: