У последней границы

Я хотел убить его, но отец спокойно и твердо положил руку на мое плечо и сказал: «Это мой
долг, Алан, мой долг».
Потом это случилось. Отец был старше, значительно старше Грэйхама, но гнев придал
ему такую силу в эту минуту, какой я никогда не видел в нем раньше. Он убил бы этого
проходимца голыми руками, если бы я не разжал их тисков. Перед всеми своими рабочими
Грэйхам, превратившийся в беспомощную тушу, лежал полузадушенный на земле. Он принялся
проклинать моего отца и меня. Он ревел, что всю жизнь будет преследовать нас, пока мы не
заплатим в тысячу крат за это оскорбление. Тогда мой отец схватил его, как крысу, потащил в
кусты, сорвал с него одежду и так отхлестал его кнутом, что у него самого руки ослабели. Джон
Грэйхам потерял сознание и лежал, как огромная туша сырого мяса. Покончив с этим, отец увел
меня в горы.
Пока Алан рассказывал эту жуткую повесть, Мэри Стэндиш не спускала с него глаз. Ее
руки сжались; глаза и лицо горели, как будто она хотела броситься на кого-то с кулаками.
— А потом, Алан, потом…
Она не заметила даже, что назвала его просто по имени. Алан хотя и услышал, но не
обратил на это внимания.
— Джон Грэйхам сдержал свою клятву, — мрачно продолжал он. — Влияние и деньги —
все стояло за ним, и он стал преследовать нас, куда бы мы ни пошли. Моему отцу, в общем,
везло всегда. Но теперь одно дело за другим, в которое отец помещал свои деньги, приходило в
упадок. Богатые прииски, в которых он был особенно заинтересован, дошли до такого
состояния, что их пришлось забросить. Одна фирма в Досоне, совладельцем которой был отец,
обанкротилась. Все это следовало одно за другим. И после каждой катастрофы отец получал
вежливые, соболезнующие письма от Джона Грэйхама, написанные в таких выражениях, как
будто они действительно исходили от друга. Но моего отца перестали тревожить денежные
неудачи. Его сердце высохло, жизнь покинула его вместе с исчезновением маленького домика и
могилы у подножия горы. Так продолжалось три года. А потом… однажды утром… моего отца
нашли мертвым на берегу реки в Номе…
— Мертвым?
Алан слышал тяжелый вздох, вырвавшийся из груди Мэри Стэндиш вместе с этим словом.

Рекомендуем: