У последней границы

Легкая усмешка скривила его губы, но он не сознавал, что улыбается. Он взял себя в руки,
стараясь не обнаружить, каких усилий это ему стоит. Он пытался найти слова, которые смогли
бы прогнать агонию из ее глаз, полных страдания.
— Это слишком невероятно, чтобы быть правдой, — сказал он.
Алану казалось, что с его губ слетают бездушные слова, что эти слова бесполезны и
ничтожны по сравнению с тем, что нужно было сказать или сделать.
Мэри Стэндиш кивнула головой.
— Да, это так. Люди смотрят иначе на такие вещи — они часто случаются.
Она протянула руку за книгой, лежавшей на столе среди груды белых цветов тундры; эта
книга, взятая из книжного шкафа Алана, описывала ранний период жизни пионеров на Аляске.
Книга имела чисто статистический интерес, ибо она сухо, хотя и добросовестно, излагала
факты, и Мэри ею увлеклась. Алана поразило это новое доказательство ее стремления к
знанию, ее страстного желания добиться успеха в новой жизни, несмотря на трагизм своего
положения.
Он все еще не мог допустить, чтобы она имела что-либо общее с Джоном Грэйхамом. Но
его лицо было бледно и холодно.
Мэри Стэндиш открыла книгу и дрожащими руками вынула из нее вырезку из какой-то
газеты. Молча она развернула ее и передала Алану.
Над двумя печатными столбцами красовался портрет молодой красивой девушки. Над ее
плечом, занимая немного места, был помещен портрет мужчины лет пятидесяти. Алан никого
из них не знал. Он прочел заголовки, написанные крупным шрифтом. Статья была озаглавлена:
«Любовь в сто миллионов долларов», и рядом со словом «любовь» был изображен доллар.
«Молодость и старость», «Красота и деловитость», «Два крупных богатства объединены в
одно». Алан уловил смысл и взглянул на Мэри Стэндиш. Он никак не мог заставить себя
думать о ней, как о Мэри Грэйхам.

Рекомендуем: