У последней границы

— Я вырвала это в Кордове из газеты, — сказала она. — Эта статья не имеет никакого
отношения ко мне. Девушка живет в Техасе. Но разве вы не замечаете чего-то в ее глазах? Разве
вы не видите этого — даже на портрете? Она в подвенечном наряде. Но когда я увидела это
лицо, то мне показалось, что глаза выражают муку, отчаяние и безнадежность и что она храбро
пытается скрыть свои чувства от всего мира. Вот вам как раз доказательство — одно из
тысяч, — что такие невероятные вещи случаются.
Алана стало охватывать мрачное тупое спокойствие, былое хладнокровие, его
неизменный спутник перед лицом неизбежного. Он сел и, наклонив голову, взял маленькую
гибкую руку Мэри Стэндиш, лежавшую на ее коленях. Рука была холодная и безжизненная. Он
стал ласково гладить эту руку своими загорелыми сильными руками, пристально глядя на нее
отсутствующим взглядом. В течение некоторого времени ничто не нарушало тишину, кроме
тиканья часов Киок. Потом он отпустил руку, и она снова безжизненно упала на колени
девушки. Мэри Стэндиш внимательно смотрела на седую прядь в его волосах. Огонек, которого
Алан не заметил, загорелся в ее глазах; губы слегка задрожали, голова едва заметно склонилась
в его сторону.
— Я очень скорблю, что не знал этого раньше, — сказал он. — Я теперь понимаю, что вы
должны были испытать там, в роще.
— Нет, вы не понимаете, вы не понимаете! — крикнула Мэри Стэндиш.
Казалось, что трепет и сила жизни снова вернулись к ней, словно его слова, как огнем,
коснулись какой-то тайны и сняли оковы, наложенные глубокой безнадежностью. Алан
изумился тому, как быстро краска прилила к ее лицу.
— Вы не понимаете. Но я решила, что вы должны понять. Я лучше умру, чем позволю вам
уйти с теми мыслями, которые у вас сейчас в голове. Вы будете презирать меня. Но я
предпочитаю, чтобы вы ненавидели меня за правду, чем за тот ужас, которому вы должны
будете верить, если я буду молчать. — Она выдавила из себя улыбку. — Знаете, женщины
вроде Белинды Мелруни были хороши в свое время, но к теперешней жизни они не подходят.

Рекомендуем: