У последней границы

Она внезапно с облегчением вздохнула, как будто пытка уже миновала и она излила то,
что казалось страшнее всего. Но увидев, что выражение лица Алана нисколько не изменилось,
она, почти рыдая, вскочила на ноги и теперь стояла, опираясь на стол, усыпанный цветами.
Алан тоже встал и смотрел ей в лицо. Дрожащим голосом она пыталась продолжать.
— Не нужно, — прервал ее Алан таким тихим и жестким голосом, что она почувствовала
страх. — Вы не должны продолжать. Я посчитаюсь с Джоном Грэйхамом, если только судьба
даст мне эту возможность!
— Вы хотите заставить меня остановиться теперь! Раньше, чем я рассказала вам о том
маленьком торжестве, которым я имею право гордиться? — возмутилась она. — О! Вы можете
быть уверены, что я сознаю безумие и порочность всей этой сделки, но я клянусь, что не
сознавала этого до тех пор, пока не стало уже поздно. Для вас, Алан, чистого, как те
величественные горы и долины, что составляют часть вас самого, для вас, я знаю, должно
казаться невозможным, что я вышла замуж за человека, которого сначала боялась, потом
презирала, а затем ненавидела смертельной ненавистью; что я принесла себя в жертву, считая
это своим долгом; что я была настолько слаба, настолько неопытна, что я давала себя лепить
людям, которым я верила. Все же, повторяю вам, никогда я не подозревала, что приношу себя в
жертву; никогда, хотя вы и назовете меня слепой, не видела я даже намека на ту
отвратительную опасность, которой я добровольно подверглась. Нет, даже за час до свадьбы я
не подозревала этого. Все это рассматривалось как чисто финансовая сделка, обо всем мы
рассуждали с деловой точки зрения — и я не испытывала никакого страха, разве только
душевную боль, которая всегда появляется, когда отказываешься от своей мечты. Ни о чем я не
догадывалась до того момента, когда были произнесены последние слова, сделавшие нас мужем
и женою — и я увидела в глазах Джона Грэйхама что-то такое, чего раньше никогда не видела.
А Шарплей…
Она судорожно прижала руки к груди. Ее глаза метали искры.

Рекомендуем: