У последней границы

Я убежала с черного хода. Проходя по дому, я услышала в библиотеке тихий смех
Шарплея; это был особенный смех, и вместе с ним я услышала голос Джона Грэйхама. Я
думала только о море. Уехать куда-нибудь морем! Автомобиль довез меня до банка; я взяла там
деньги и отправилась к пристани, стремясь попасть на пароход — какой угодно пароход. Я
подошла к большому судну, отправлявшемуся на Аляску… А что случилось дальше, вы сами
знаете, Алан Холт.
Девушка всхлипнула, закрыла лицо руками, но только на одно мгновение. Когда она опять
посмотрела на Алана, в ее глазах были не слезы: они светились мягким блеском гордости и
торжества.
— Я не запятнана Джоном Грэйхамом! — воскликнула она. — Не запятнана!
Алан стоял, сжимая кулаки. Он, а не девушка, чувствовал желание опустить голову, чтобы
не видно было слез. А ее глаза были ясны, светлы и блестели, как звезды.
— Теперь вы меня будете презирать?
— Я люблю вас, — повторил он, не делая ни одного движения, чтобы приблизиться к ней.
— Я рада, — прошептала она. Она не смотрела на него, а устремила взор в окно, на
освещенную солнцем долину.
— И Росланд был на «Номе»и, увидев вас, дал знать Грэйхаму? — сказал он, с большим
трудом сдерживая желание подойти к ней.
Она утвердительно кивнула.
— Да. И поэтому я пришла к вам и, потерпев неудачу, бросилась в море. Я хотела
заставить их думать, что я умерла.
— Росланд был кем-то ранен.
— Да. И странным образом. Я слышала об этом в Кордове. Люди вроде Росланда часто
кончают неожиданным образом.
Алан подошел к двери и открыл ее. Он глядел на гряды голубых холмов и на белые
вершины гор, тянувшихся вдали. Несколько секунд спустя Мэри Стэндиш подошла и встала
рядом с ним.

Рекомендуем: