У последней границы

— Я понимаю вас, — тихо сказала она, нежно взяв его за руку. — Вы пытаетесь найти
какой-нибудь выход и видите только один. Я должна отказаться от свободы и вернуться назад к
тем людям, которых я ненавижу. Я тоже не вижу другого выхода. Я пришла к вам под влиянием
внезапного побуждения. Я должна вернуться и выбросить из головы свои безумные мечты. Но
мне больно это сделать. Я предпочла бы умереть.
— А я… — начал было Алан, но сейчас же спохватился и указал на отдаленные холмы и
горы. — Там мои стада. Я отправлюсь к ним и буду в отсутствии неделю или больше.
Обещайте мне быть здесь, когда я вернусь.
— Да, если вы этого хотите.
— Я хочу.
Она была так близко от него, что он мог коснуться губами ее блестящих волос.
— А когда вы вернетесь, я должна буду уйти. Это будет единственный выход.
— Я тоже так думаю.
— Это будет тяжело. Возможно, в конце концов, что я трусиха. Но снова очутиться там
одной…
— Вы не будете одна, — спокойно сказал Алан, продолжая смотреть на отдаленные
холмы. — Если вы уйдете, я уйду с вами.
Казалось, у нее на мгновенье перехватило дыхание. Потом она бросилась прочь от него и
остановилась в полуоткрытых дверях комнаты Ноадлюк. В ее глазах светилось счастье; то
счастье, о котором он мечтал, идя рука об руку с ней по тундре, в те дни печали и полубезумия,
когда он думал, что она умерла.
— Я рада, что была в хижине Элен Мак-Кормик в тот день, когда вы пришли туда, —
сказала она. — Я благословляю безумие и мужество, которые привели меня к вам. Теперь я не
боюсь ничего на свете… потому что… я люблю вас, Алан!
Дверь в комнату Ноадлюк закрылась за ней. Алан шатаясь вышел на солнце. Его сердце
неистово билось, а в голове шумело. Все вокруг него завертелось. На одно мгновение он
перестал сознавать окружающее.

Рекомендуем: