У последней границы

Сейчас они не стояли рядом. Что-то внушало Алану, что маленькое пространство между
ними неприкосновенно, что оно священно для Мэри Стэндиш. В глазах девушки вместе с
любовью еще сильнее засветились гордость и вера, когда она увидела, что Алан уже не
подходит ближе. Он протянул ей руку, и она непринужденно подала ему свою. Улыбка
затрепетала на ее губах, покрасневших от поцелуев. Она немного опустила голову, и Алан
смотрел на мягкие нежные волосы, которые он так недавно гладил.
— Как я благодарен судьбе! — сказал он.
Алан не продолжал высказывать того, что было у него на душе. Слова казались
ничтожными, даже пошлыми. Но она поняла его. Он благодарил не за этот момент, но за то, что
наконец пришло к нему на всю жизнь. Ему казалось, что для него кончилась одна жизнь и
началась новая.
Алан отступил назад. Его руки дрожали. Чтобы чем-нибудь заняться, он поставил на
место перевернутый стол. Мэри Стэндиш наблюдала за ним со спокойным удовольствием и
восхищением. Она любила его и сама пришла к нему в объятия. Она сама подставила губы для
поцелуев. Когда Алан снова подошел к ней, она тихо засмеялась, глядя на тундру, в которой
исчез Росланд.
— Сколько времени понадобится вам, чтобы приготовиться к отъезду? — спросил он.
— Что вы хотите сказать?..
— Что мы должны отправиться ночью или завтра утром. Я предполагаю, что нам
придется идти через рощу, а потом по старой дороге до Нома. Если Росланд не врет, то Грэйхам
должен быть где-то на пути от Танана.
Девушка нежно взяла его под руку.
— Мы едем назад? Не так ли, Алан?
— Да, в Сиэтл. Это единственное, что мы можем сделать. Вы не боитесь?
— С вами, нет.

Рекомендуем: