У последней границы

— Что с вами?
— Это была моя собачка… Маленькая собачка. Ей перегрызли горло…
Он кивнул.
— Вот, вот, мисс Стэндиш! Именно это делает Джон Грэйхам с Аляской. Он — огромный
пес, чудовище. Вообразите себе человека с колоссальной финансовой мощью, поставившего
себе целью выкачать все богатства из новой страны и подчинить ее своим личным желаниям и
политическому честолюбию. Вот что делает в Штатах Джон Грэйхам с высоты своего
денежного могущества. Он представитель шайки финансистов. Будь он проклят! Столько денег
в руках человека без совести, человека, готового принести в жертву тысячи, миллионы людей
ради достижения своей цели, человека, который в буквальном смысле слова не кто иной как
убийца…
Девушка так испуганно ахнула, что Алан замолк. Ее и без того бледное лицо стало еще
бледнее. Руки судорожно прижались к груди. Выражение ее глаз вызвало на губах Алана
прежнюю ироническую улыбку.
— Я снова оскорбил ваше пуританство, мисс Стэндиш, — сказал он, слегка
поклонившись. — Я должен извиниться за то, что задел ваши лучшие чувства моей руганью и
тем, что назвал этого человека убийцей. А теперь не угодно ли вам пройтись по пароходу?
На почтительном расстоянии от них три молодых инженера наблюдали за Аланом и Мэри
Стэндиш, когда те двинулись с места.
— Чертовски хорошенькая девочка, — сказал один из них, подавив глубокий вздох. — Я
никогда еще не видывал таких волос, таких глаз…
— Я сижу за одним столом с ними, — прервал его другой, — почти рядом с ней, вторым
слева, но она не сказала мне за все время и трех слов, а этот парень, с которым она сейчас
гуляет, — настоящая ледяная сосулька из Лабрадора.
В это время Мэри Стэндиш говорила:
— Знаете, мистер Холт, я завидую этим молодым инженерам. Я хотела бы быть
мужчиной.

Рекомендуем: