У последней границы

Работа по приготовлению к отъезду подвигалась. Но злое предчувствие упорно не
покидало Алана, и он беспрестанно повторял себе, что его страх необоснован и лишен смысла,
что никакая опасность не грозит ему. Он старался убедить себя, что был дураком, приказав
пастухам вернуться на ранчо. По всей вероятности, Грэйхам совсем не покажется, говорил он
себе, а если и покажется, то через много дней или недель. И даже в этом случае он будет
бороться законными путями, а не с оружием в руках.
И все же тревога не покидала Алана. По мере того как часы проходили и приближался
вечер, какая-то невидимая сила еще сильнее побуждала его скорей уже очутиться на той дороге,
что шла за рощей, вместе с Мэри Стэндиш. Между двенадцатью и пятью часами он видел ее
дважды. За это время он покончил с письмами. Он заботливо осмотрел свои ружья и нашел, что
его любимая винтовка и автоматический пистолет находятся в исправности. Наполняя свой
патронташ, Алан в то же время называл себя за это дураком. Он даже отнес некоторое
количество патронов и два ружья в дом Соквэнны, говоря себе, что этот дом находится на краю
лощины и лучше всего приспособлен для защиты в случае необходимости. Возможно, что
«Горячке» придется защищаться, и ружья пригодятся ему, если Грэйхам явится уже после того,
как он и Мэри будут благополучно подвигаться по пути в Ном.
После ужина, когда солнце отбрасывало уже длинные тени, Алан в последний раз
осмотрел свой дом и запасы пищи, которые приготовила Вегарук. Он нашел Мэри на краю
лощины; она пристально всматривалась в сгущающиеся сумерки в том направлении, где
лощина была глубже и уже.
— Я покину вас на короткое время, — сказал Алан. — Но Соквэнна вернулся, и вы не
будете одни.
— Куда вы идете?
— Не дальше рощи, вероятно.
— Тогда я пойду с вами.

Рекомендуем: