У последней границы

— И вы хотите, чтобы Элен Мак-Кормик сохранила для вас прядь волос, если меня
найдут.
Он кивнул.
— Когда я сидел против вас за столом на «Номе», я восхищался ими, хотя сам того не
сознавал. А с тех пор, как вы здесь, каждый раз, как я взгляну на вас… — Он остановился в
нерешительности.
— Продолжайте, Алан.
— Мне всегда хочется видеть их распущенными, — закончил он с отчаянием. — Глупая
мысль, не правда ли?
— Почему? — спросила она, чуть-чуть шире раскрывая глаза. — Если они нравятся вам,
то что же тут глупого, если вам хочется видеть их распущенными?
— Я думал, что вам это покажется смешным, — прибавил он робко.
Никогда еще Алан не слышал такого приятного смеха, когда Мэри внезапно повернулась
к нему спиной. Проворными, быстрыми пальцами она начала вытаскивать шпильки из волос, и
наконец вся их блестящая шелковистая масса разлилась волною по ее плечам. Алан
почувствовал трепет восторга при виде всей этой красоты, и он не мог сдержать крика
восхищения. Она посмотрела ему в лицо, и в ее глазах светилась нега.
— Они вам нравятся, Алан?
Он подошел к ней, взял в руки тяжелые пряди и прижал их к лицу и губам.
Он долго стоял, но вдруг почувствовал неожиданную дрожь, пробежавшую по телу
девушки. Казалось, что-то внезапно потрясло ее. Он услышал ее учащенное дыхание. Рука,
которую она нежно положила на его склоненную голову, безжизненно упала. Когда Алан
поднял лицо и посмотрел на нее, он увидел, что ее взгляд устремлен мимо него, в сторону
сгущающихся сумерек тундры. Казалось, что-то поразило ее так, что на некоторое время она
лишилась способности говорить или двигаться.

Рекомендуем: