У последней границы

— Идемте, — сказал он.
Он произнес это слово задыхающимся, странным, неестественным голосом. Мэри
Стэндиш подошла к нему и взяла его за руку. Ее влажная рука была покрыта тиной. Они стали
подниматься на пригорок, стараясь скорей уйти от пруда и ив.
В воздухе раздавался шепот человеческих голосов, более явственно доносившихся из
тьмы сумерек. И вместе с шумом надвигающейся с запада бури раздался громкий оклик. Прямо
впереди Алана кто-то ответил. Он крепче сжал маленькую грязную руку и направился к
строениям ранчо, откуда донесся последний оклик. Он понял, что случилось: люди Грэйхама
были умнее, чем он предполагал. Они окружили ранчо со всех сторон тундры, и некоторые
спрятались в той купе ив, откуда донесся победный крик их бородатого товарища. Люди
Грэйхама не могли только понять, почему зов не повторялся, и теперь стали перекликаться.
Каждый мускул Алана был напряжен. Он приготовился к быстрым решительным
действиям. Мысль о безнадежности их положения, подобно молнии, промелькнула в его
голове. Там, у ив, они чуть не убили его; руки, сжимавшие его горло, жаждали его крови. Не
люди, а волки окружали их на равнине! Волки, возглавляемые двумя чудовищами человеческой
своры — Грэйхамом и Росландом. Убийство, алчность и безумная страсть скрывались во тьме.
Закон и порядок, цивилизация находились за сотни миль. Если Грэйхам победит, то лишь
никому неведомая тундра будет помнить эту ночь, подобно тому, как глубокая темная
расщелина хранит в своей мгле воспоминание о другой трагедии, разыгравшейся более
полувека тому назад. А девушка, находившаяся рядом с ним с распущенными еще волосами,
испытала уже грязное прикосновение их рук…
Он не мог сейчас думать о дальнейшем. Тихий крик бешенства сорвался с его губ. Мэри
Стэндиш подумала, что причина этого крика — тени, внезапно показавшиеся на их тропинке.
Их было две. Она тоже вскрикнула, когда раздались голоса, приказывавшие им остановиться.
Алан успел заметить, как поднялись вверх чьи-то руки, но он оказался быстрее: он три раза
выстрелил из своего револьвера, и человек, поднявший руку, покатился на землю, а другой
поспешил раствориться во мраке. Мгновение спустя его дикие вопли сзывали свору, меж тем
как эхо от револьверных выстрелов Алана продолжало разноситься по тундре.

Рекомендуем: