У последней границы

— Почему?
— Потому что вы будете в доме. Грэйхам хочет получить вас живой, а не мертвой. А
пули…
Они уже достигли дома Соквэнны, но вдруг в недоумении обернулись назад, вглядываясь
во мглу, из которой они убежали. Позади загона раздались голоса людей, — они больше не
пытались скрыть свое присутствие. Люди Грэйхама нашли ранчо и громко кричали. С разных
концов тундры доносились ответные крики. Слышалась беготня и резкие приказания. Кто-то
запутался в осоке и изрыгал проклятия. Голоса спешивших врагов донеслись с края ложбины.
Сердце Алана замерло. Было что-то жуткое в том, как быстро и как деловито собирались
неприятельские силы. Вдруг он услышал голоса людей около самого своего дома. Двери
открылись. Кто-то с треском высадил окно. В сером тумане вспыхнули огни.
И тогда из окна чердака над их головами заговорила винтовка Соквэнны. Раздался
выстрел, а за ним послышался крик. Бледные вспышки мелькали в окне, когда старый воин
начал стрельбу. Прежде чем раздался последний из пяти последовательных выстрелов, Алан
был уже в доме и запирал на засов дверь. На полу горели свечи, а за ними притаились Киок и
Ноадлюк. С первого же взгляда Алан понял, что сделал Соквэнна. Комната была превращена в
арсенал. Ружья были приготовлены для стрельбы. Кучи патронов валялись тут же рядом. В
глазах Киок и Ноадлюк сверкал огонь решимости. Они держали в руках блестящие патроны,
чтобы, не теряя времени, заряжать винтовки, как только все заряды из них будут выпущены.
Посредине комнаты стояла Мэри Стэндиш. Свечи, затененные так, чтобы их не видно
было из окна, слабо освещали ее бледное лицо и распущенные волосы. Когда она взглянула на
Алана, он прочел в ее глазах ужас.
Он только собрался было заговорить, желая убедить ее, что особенной опасности нет, что
люди Грэйхама не будут стрелять по дому, как снаружи во мраке ночи разверзся форменный ад.
Бешеная дробь ружей была ответом на пальбу Соквэнны. Град пуль обрушился на бревенчатые
стены. Две из них с шипением змеи влетели в окна. Одним прыжком Алан очутился около
Мэри и почти бросил ее на пол рядом с Киок и Ноадлюк. Его лицо было бледно, весь его мозг
горел огнем.

Рекомендуем: