У последней границы

— Я думал, что они не будут стрелять в женщин, — сказал он. Его голос был страшен
своей необычайной, твердостью. — Я ошибся. Но теперь я понимаю.
С винтовкой в руках он осторожно приблизился к окну. Он больше не обманывал себя и
знал, что Грэйхам думал, на что он рассчитывал и что собирался делать, и его охватил ужас. И
Грэйхам и Росланд знали, что каким-нибудь путем Мэри Стэндиш будет в безопасности в доме
Соквэнны. Они начали отчаянную игру в уверенности, что Алан Холт найдет для нее убежище,
а сам будет сражаться, пока не погибнет. Это был очень тонко задуманный план,
предусматривавший попросту убийство. А он, в результате всех этих планов, был жертвой,
обреченной на смерть.
Стрельба прекратилась, и наступившая за ней тишина много говорила Алану. Ему давали
определенный срок на то, чтобы позаботиться о тех, кто был на его попечении. В полу имелась
откидная дверь. Она вела в маленький чулан и погреб, откуда был выход наружу в ложбину.
При свете свечи Алан увидел, что дверь в погреб открыта и подперта палкой. Соквэнна все
предвидел.
Присев у окна, Алан взглянул на девушек. Киок с ружьем в руках подползла к лестнице,
которая вела на чердак, и полезла по ней. Она шла к Соквэнне, чтобы заряжать его ружье. Алан
указал на открытую дверь вниз.
— Скорей, идите туда! — крикнул он. — Это единственное безопасное место. Вы можете
заряжать там и передавать наверх ружья.
Мэри Стэндиш пристально посмотрела на него, но не шевельнулась. Она сжимала в руках
ружье, Ноадлюк тоже не двинулась с места. Киок продолжала подниматься наверх и наконец
исчезла в темноте.
— Идите в погреб! — тоном приказания сказал Алан. — Если вы этого не сделаете…
Улыбка осветила лицо Мэри, бесстрашная и нежная улыбка, казавшаяся в этот час
смертельной опасности лучом света, прорезавшим мрак. Мэри Стэндиш медленно подползла к
Алану; в одной руке она тащила ружье, а в другой был зажат маленький револьвер.

Рекомендуем: