У последней границы

Ни одно живое существо не могло бы устоять против того, что происходило в эти мгновения.
Пули прорывались сквозь окна и мох между бревнами и гремели по стеклам и жестяной посуде.
Одна из свечей разлетелась на кусочки. И в этом аду Алан услышал крик и увидел, что Мэри
Стэндиш вышла из погреба и направляется к нему. Он так быстро бросился на пол, что она
подумала, что он ранен. Он крикнул ей… Его сердце оледенело от ужаса, когда он увидел, что
одна из пуль срезала прядь ее волос, упавших на пол. В этот ужасный момент девушка, бледная
и спокойная, стояла под ружейным обстрелом. Прежде чем она успела подвинуться еще на шаг,
он был рядом с ней и, схватив ее на руки, спрыгнул с ней в погреб.
Пуля прожужжала над ними. Алан так крепко сжал Мэри, что на несколько секунд жизнь,
казалось, покинула ее тело.
Струя холодного воздуха повеяла ему вдруг в лицо. Он оглянулся — Ноадлюк не было в
погребе. В глубоком мраке под полом раздался шорох, и он услышал, что она движется; потом
он увидел четырехугольник слабого света. Ноадлюк приползла назад и дотронулась до него
рукой.
— Мы можем убежать отсюда! — тихо воскликнула она. — Я открыла маленькую дверь.
Мы можем проползти в нее и спуститься в лощину.
Ее слова и четырехугольник света показались Алану откровением. Он ни на минуту не
мог вообразить, что Грэйхам превратит его дом в смертельную западню. Слова Ноадлюк
наполнили душу его внезапным трепетом надежды. Выстрелы опять затихли. В отрывистых и
быстрых выражениях Алан объяснил свой план. Он будет сдерживать наступление. Пока он
там, Грэйхам и его люди не осмелятся проникнуть в дом. Во всяком случае, они будут долго
колебаться, прежде чем решатся на это. Тем временем девушки смогут убежать в лощину. В той
стороне нет никого, кто бы мог преградить им путь, а Киок и Ноадлюк хорошо знают дорогу в
горы. Для них это будет спасением. Он же останется в доме и будет сражаться, пока не придут
Смит и пастухи.

Рекомендуем: