У последней границы

Ошеломляющая быстрота, с которой Росланд перешел от жизни к смерти, потрясла
Алана. Ужас на короткое время охватил его, и он продолжал смотреть на темное затихшее
пятно, забыв об опасности, угрожавшей ему самому. Мрачная, жуткая тишина воцарилась вслед
за выстрелом. А потом, казалось, тишину нарушил один крик, хотя он вырвался из груди
множества людей. Смертельный, трепещущий крик был вестником, вернувшим Алана к
действительности. Росланд был убит несмотря на то, что его защищал белый флаг; а меж тем
даже люди Грэйхама питали что-то вроде уважения к этому символу.
Теперь ему нечего надеяться на пощаду; его ждет самая страшная месть от их рук. Алан
отпрыгнул назад от окна; шепотом ругая Соквэнну, он чувствовал в то же время радость, что
старик жив.
Прежде чем снаружи раздались выстрелы, Алан поднялся по лестнице и через мгновение
стоял склонившись над скрюченным телом старого эскимоса.
— Идем вниз! — приказал он. — Надо приготовиться к бегству через погреб.
Он дотронулся до лица Соквэнны, а потом в нерешительности, ощупывая тело в темноте,
рука Алана легла на сердце старика. В груди старого воина не слышалось трепета или биения
жизни. Соквэнна был мертв.
Ружья людей Грэйхама снова открыли огонь. Залп за залпом ударялся в дом, когда Алан
спустился по лестнице. Он слышал, как пули влетали через щели и окна, и быстро направился к
погребу, чтобы укрыться в нем.
Но он был несказанно ошеломлен, когда увидел, что Мэри Стэндиш вернулась в дом и
дожидается его.

Глава XXVI

Изумленный и в первое мгновение сбитый с толку неожиданным появлением Мэри, Алан
стал у двери, которая вела в погреб, устремив взгляд на бледное лицо девушки и совершенно не
обращая внимания на ураганный обстрел дома. Тот факт, что она не ушла с Киок и Ноадлюк, а
вернулась к нему, внезапно наполнил душу Алана ужасом. Дорогие минуты, ради которых он
сражался, были потеряны, драгоценное время, выигранное переговорами с Росландом, пропало
даром.

Рекомендуем: