У последней границы

Он шагал так быстро, что девушка бежала рядом с ним. К ней вернулись былая решимость
и выносливость. Она без труда дышала и все ускоряла шаги, подгоняя Алана. Они шли вдоль
целого ряда холмов, за которыми находились ивы и пруд. Достигнув конца холмов, они
остановились, чтобы передохнуть и прислушаться. Уши Алана, привыкшие разбираться в
ночных шорохах тундры, уловили слабые звуки, которых не слышала его спутница. Раненому
удалось привлечь внимание своих товарищей, и преследователи рассыпались по равнине
позади них.
— Можете вы бежать дальше? — спросил он.
— Куда?
Он показал ей рукой. Девушка устремилась впереди него. Ее темные волосы,
рассыпанные волной по плечам и спине, начали отливать блеском при усиливавшемся свете.
Если еще раньше, чем они достигнут расщелины, мгла тумана и облаков рассеется, уступив
место проблескам наступающего дня, то ему придется сражаться на открытом месте. Будь
рядом с ним Смит, Алан приветствовал бы возможность вступить в открытый бой с врагами. В
просторной тундре нашлось бы много удобных мест, откуда можно легко отражать нападение.
Но присутствие девушки пугало его. В конце концов, ведь она была та, кого преследовали эти
люди. Он, лично, прямого отношения к делу не имел. С него большего не могли взять, чем его
жизнь, и он готов был с ней расстаться, как расстался Соквэнна. А ее ждал невыразимый ужас
гнусной любви Грэйхама. Если бы только удалось им достигнуть расщелины и скрыться среди
скал, — о, тогда они смогут смеяться над шайкой скотов Грэйхама! А скорая расправа наступит
тогда, когда явится Смит и пастухи.
Алан посмотрел на небо — оно быстро прояснялось. Даже в низинах туман начал
растворяться. А в тех местах, где он уже рассеялся, показался слабый розоватый свет. Заря
занималась. Солнце посылало золотые лучи сквозь разрываемую понемногу завесу мрака, пока
что скрывавшую еще от него тундру. На расстоянии ста шагов предметы уже не казались
больше призрачными.

Рекомендуем: