У последней границы

Девушка, не останавливаясь ни на секунду, продолжала бежать; она легко и с
удивительной скоростью подвигалась в том направлении, которое указал ей Алан. Ее
выносливость была изумительна. Алан знал, что она, не нуждаясь в вопросах, догадывается о
том, что происходит позади них. Внезапно она остановилась, закачалась, как тростинка, и,
наверное, упала бы, если бы Алан не успел подхватить ее.
— Великолепно! — воскликнул он.
Она лежала у него на груди, с трудом переводя дыхание. Ее сердце бешено колотилось.
Они подошли к краю неглубокого оврага, конец которого находился на расстоянии
полумили от расщелины. На это прикрытие, до которого им удалось добраться благодаря
выдержке Мэри, и рассчитывал Алан.
Он подхватил ее на руки и снова понес, как нес через дно ложбины. Каждая минута,
каждый шаг вперед были дороги теперь. Поле зрения, доступное глазу человека, все ширилось.
Солнечные блики заиграли по поверхности тундры. Через четверть часа можно будет уже ясно
видеть движущиеся фигуры на расстоянии одной мили.
Со своей драгоценной ношей на руках, чувствуя дыхание и биение сердца девушки, Алан
внезапно подумал, как мало соответствует моменту пение птиц, , просыпавшихся вокруг.
Казалось невероятным, что этот день — величественный в своей свежести и приветствуемый
разными голосами всех живых существ — может быть днем трагедий, ужаса и гибели,
нависшей над их головами. Ему хотелось громко выразить протест и крикнуть, что все, что
здесь происходит, — неправда. Казалось бессмысленным, что он должен обременять свои руки
тяжелой винтовкой, в то время как ему хотелось держать в них только то сокровище, которое
он нес.
Вскоре Мэри снова уже шагала рядом с ним. Время от времени Алан поднимался на
возвышенность изломанного края оврага и оглядывал тундру. Два раза он видел людей и по их
движениям делал заключение, что враги надеются их найти в тундре, где-нибудь неподалеку от
ранчо.

Рекомендуем: