У последней границы

Руки Грэйхама снова обвились вокруг девушки. Потом он схватил ее и отнес в глубину
пещеры. В том месте, где скалистая стена образовала темное углубление, куда не проникал
дневной свет, он положил девушку на песок.
Там, где вода, капавшая много столетий, разъела почву и положила начало извилистой
трещине, с поверхности тундры начала спускаться вниз фея. Но это была быстрая ловкая фея с
удивительно красным лицом; она тяжело дышала от быстрого бега и подвигалась бесшумно по
тропинке, на которой, казалось, ни одно живое существо не могло бы удержаться. Этой «феей»
был «Горячка» Смит.
С края расщелины он наблюдал за последними секундами разыгравшейся трагедии. В
более спокойные минуты он нашел бы здесь смерть, сорвавшись вниз в трещину. Но теперь он
благополучно спускался. Его пальцы испытывали зуд, который, ему казалось, давно уже как
будто угас; душу охватил прежний трепет, который он испытывал в былые времена перед
лицом наведенных на него ружей. Время пошло вспять, и он снова стал прежним «Горячкой»
Смитом. Под собою он видел озверение, скотскую страсть и убийство — все это он не раз видел
и в давно минувшие дни. Исполнению его желания не препятствовали здесь ни закон ни
совесть. Давняя мечта — последняя великая битва — была перед ним. На его долю выпало
заполнить заключительную страницу одной из трагедий жизни, уже почти законченной. И
какая там произойдет битва, если только ему удастся добраться до этого мягкого белого песка,
и так, чтобы остаться неуслышанным и незамеченным! Шесть против одного! Шесть мужчин с
ружьями в руках! Каким величественным концом это будет для женщины и для Алана Холта!
«Горячка» благословлял выстрелы в расщелине, так как они отвлекали внимание людей;
он благословлял шум сражения, благодаря которому не слышно было шороха камней под его
ногами. Он уже почти спустился вниз, когда вдруг большой камень оторвался и упал на выступ.
Два человека из стражи Грэйхама обернулись. Но в то же мгновение раздался чей-то крик,
пронзительный вопль. Из глубины пещеры донесся голос женщины, полный безумия и
отчаяния, и пятеро мужчин, словно оцепенев, смотрели в том направлении. Сперва показалась
Мэри Стэндиш, а за ней Грэйхам, жадно тянувшийся к ней лапами. Волосы девушки
рассыпались, а на лице у нее застыл безумный ужас. Глаза Грейхама горели, как у дикого зверя.

Рекомендуем: