У последней границы

Он забыл обо всем, кроме девушки. Он схватил ее и снова сжал в объятиях ее хрупкое тело, не
обращая внимания на ее кулачки, которые били его по лицу.
Вот тогда раздался крик, подобного которому ни один человек еще не слыхал в расщелине
Привидений.
Это был «Горячка» Смит. С высоты двадцати футов он спрыгнул на песок с двумя
револьверами в руках. Едва его ноги коснулись мягкого пола пещеры, как выстрелы с
быстротой молнии последовали один за другим. Трое из пяти зашатались и упали еще раньше,
чем остальные два могли схватиться за ружья. Только один выстрелил; второй упал как
подкошенный. А тот, кто успел выстрелить, уже тоже согнулся, словно кланяясь смерти, и
рухнул ничком.
Смит повернулся к Джону Грэйхаму; в течение этих быстро пролетевших секунд Грэйхам
стоял, как бы окаменев, прижимая девушку к своей груди. Он был позади нее, так что он
оказался под защитой ее тела, и ее голова прикрывала его сердце. Когда Смит повернулся,
Грэйхам уже доставал револьвер из кобуры. Его жестокое лицо озарилось сатанинской
уверенностью в том, что противник не будет стрелять из боязни убить девушку. Ужас
положения охватил Смита. Он видел, как медленно и с расчетом поднимается револьвер
Грэйхама. Спокойное холодное выражение его лица говорило о дьявольском торжестве.
«Горячка» видел только это лицо: оно находилось на расстоянии четырех, быть может, пяти
дюймов от головы девушки. Смит видел только это лицо, вытянутую руку, согнутый палец и
черное дуло, метившее ему в сердце.
Прямо перед глазами застывшей от ужаса девушки блеснуло оружие «Горячки».
Перекосившееся от бешенства лицо, находившееся в четырех дюймах от головы Мэри,
внезапно исчезло. Теперь уж не девушка, а Смит закрыл глаза. Когда он открыл их, то увидел
Мэри Стэндиш, рыдавшую над телом Алана, и тело Грэйхама, лежавшего лицом в песке.
Смит подошел к Алану. Он поднял безжизненную голову, меж тем как Мэри закрыла лицо
руками. В своем отчаянии она хотела только одного — умереть. В этот час торжества над
Грэйхамом для нее уже не было ни надежды, ни радости. Алан умер. Страшное кровавое пятно
у него на лбу, как раз под седой прядью, могло означать только смерть. А без него ей больше
незачем жить…
Она протянула руку к Смиту.

Рекомендуем: