У последней границы

Мэри шептала ему на ухо такие вещи, которых он никогда не ожидал от нее. И никогда не
надеялся услышать. Она вела себя, как маленькая дикарка, пожалуй, даже немного
сумасбродно. Но ее слова наполнили душу Алана счастьем, какого, думалось ему, не
испытывал ни один человек в мире.
Она вовсе не желает возвращаться в Штаты. Она никогда этого не хотела. Ей там ничего
не нужно, ничего из того, что оставили ей созидатели богатств Стэндишей. Разве только он
сможет употребить их на благо изголодавшегося населения Аляски. Даже и в этом случае она
боится, как бы деньги не разрушили ее мечту. Только одно может дать ей счастье. И это его
мир. Она любит этот Мир таким, каков он есть, — обширные тундры, горы, первобытный
Честный народ и стада оленей. Теперь ей стало ясно значение слов, когда он называл себя
уроженцем Аляски, а не американцем. И Для нее тоже дороже всего стала Аляска. За Аляску
она будет сражаться рядом с ним до самой смерти.
Сердце Алана билось с такой силой, что, казалось, вырвется из его груди. Все время, пока
Мэри делилась с ним своими надеждами и сокровенными мечтами, он гладил ее шелковистые
волосы, которые рассыпались по ее груди и лицу. В первый раз за много лет слезы радости
брызнули из его глаз.
Так пришло к ним счастье. Только когда незнакомые голоса раздались снаружи, Мэри
подняла голову. Она быстро подошла к окну и осталась там — видение нежной красоты и
сияние распустившихся волос.
Потом она с легким криком обернулась. Ее глаза светились как звезды, когда она
взглянула на Алана.
— Это Амок Тулик, — сказала Мэри Стэндиш. — Он вернулся.
Она медленно подошла к Алану, поправила подушки и откинула его волосы со лба.
— Мне пора идти привести себя в порядок, — сказала она. — Они не должны застать
меня в таком растрепанном виде.

Рекомендуем: