У последней границы

Он смотрел вслед незнакомцу, пока тот не скрылся за дверью, которая вела на палубу.
— Один из молодцов Джона Грэйхама, — сказал он. — Его зовут Росланд, и он едет с
целью окончательно захватить рыбные промыслы, насколько я понимаю. Через несколько лет
подобной хищнической ловли там ничего не останется. Забавно, как подумаешь, что может
сделать эта гнусная вещь, которую мы называем деньгами, не правда ли? Две зимы тому назад я
видел, как голодала целая индейская деревня, как умирали десятками женщины и маленькие
дети, — и виною тому были деньги Джона Грэйхама. Вся рыба выловлена, понимаете? Если бы
вы только видели, как эти несчастные ребятишки, от которых остались одни лишь кожа да
кости, умоляли о пище.
Рука Мэри Стэндиш впилась в его руку.
— Каким образом мог Джон Грэйхам это сделать? — прошептала она.
Алан как-то натянуто рассмеялся.
— Когда проживете год на Аляске, то не будете задавать таких вопросов. Каким образом?
Просто: устроив запруды и выловив из рек всю рыбу, которой хватило бы на целый ряд
поколений туземцев. Рыбный трест и другие подобные предприятия — вот сила в руках
Грэйхама. Пожалуйста, не поймите меня ложно. Аляска нуждается в капиталах для своего
развития. Без денег мы не только перестанем развиваться, но даже неминуемо погибнем. Ни
одна другая страна на земном шаре не представляет ныне больших возможностей для капитала,
чем Аляска. Десятки тысяч состояний могут быть нажиты здесь людьми, которые имеют
деньги, чтобы поместить их в дело. Но Джон Грэйхам не принадлежит к тем, кто нам нужен. Он
— мародер, он один из тех, единственное желание которых, как можно скорее претворить
естественные богатства в доллары, хотя бы эта операция оставила бесплодной и землю и воду.
Вы должны помнить, что до сих пор управление Аляской, как оно велось вашингтонскими
политиканами, было немногим лучше того режима, против которого восстали американские
колонии в тысяча семьсот семьдесят шестом году. Тяжело говорить об этом про страну,
которую любишь. Джон Грэйхам является воплощением всего, что только есть мерзкого, — он
и его деньги, которые дают ему силу.

Рекомендуем: