У последней границы

При нынешнем положении вещей крупный капитал, который честно ведет дела,
открещивается от Аляски. Из-за бюрократизма и недобросовестной политики условия таковы,
что капитал, как крупный, так и мелкий, относится к Аляске недоверчиво и не может быть
заинтересован. Подумайте только, мисс Стэндиш: в Вашингтоне существует тридцать восемь
всяких департаментов, ведающих делами Аляски на расстоянии восьми тысяч километров! Что
удивительного в том, что пациент болен? И что удивительного в том, что человек вроде Джона
Грэйхама, с бесчестной и развращенной душой, имеет богатую почву для своей деятельности?
Но все-таки мы растем. Мы постепенно выходим из того мрака, который так долго
окутывал жизненные интересы Аляски. Мы присутствуем теперь при нарастающем средоточии
власти и ответственности в самой Аляске. И министерство внутренних дел, и министерство
земледелия оба поняли наконец, что Аляска — могущественная страна сама по себе; с их
помощью мы должны будем идти вперед, невзирая на все препятствия. Я боюсь только людей
вроде Джона Грэйхама. Когда-нибудь…
Алан внезапно опомнился.
— Ну вот! Опять я заговорил о политике вместо того, чтобы занимать вас более
приятными и полезными темами, — извинился он. — Может быть, мы сходим на нижнюю
палубу?
— Или на свежий воздух? — предложила Мэри Стэндиш. — Боюсь, что табачный дым на
меня неважно действует.
Алан почувствовал какую-то перемену в ней, и он отнес ее не к одной только
прокуренной комнате. Ничем не объяснимая грубость Росланда взволновала ее, вероятно,
больше, чем она хотела показать, — он был в этом уверен.
— Внизу, в третьем классе, едут несколько индейцев из племени тлинкит и с ними
прирученный медведь. Может быть, хотите посмотреть на них? — предложил Алан Холт, когда
они вышли из курительной. — Тлинкитские девушки — самые красивые индеанки в мире. И,
как говорит капитан, между ними, там внизу, есть две необычайно красивые.

Рекомендуем: