У последней границы

Мысль о Грэйхаме была неприятным воспоминанием, и лицо Алана приняло суровое
выражение. Жители Аляски должны сами бороться с узаконенным грабежом. Это будет
жестокая схватка. Он наблюдал в течение прошлой зимы за хищнической работой финансовых
разбойников в дюжине штатов: они беспощадно вырубили все леса, ограбили и осквернили все
озера и реки, одним словом, вытащили все богатства. Он был ошеломлен и несколько испуган
видом опустошенного штата Мичиган, одного из самых богатых лесами штатов Америки. Что
если вашингтонское правительство допустит подобное на Аляске? А ведь политиканы и
финансисты именно к тому клонят!
Алан перестал даже ощущать дрожание парохода под ногами. Это была его битва; его
мозг и мускулы отвечали на мысли, словно борьба уже происходила в действительности. Он
твердо решил, что должен выйти из этой борьбы победителем, хотя бы ему пришлось отдать на
это все годы своей жизни. Он и еще немногие другие докажут миру, что миллионы акров
безлесных тундр Севера нельзя считать ни к чему непригодным краем света. Они населят их;
эти так называемые «пустоши» будут греметь под бесчисленными копытами северных оленей,
как никогда еще не гремели равнины Америки под копытами своего рогатого скота! Алан не
думал о том богатстве, которое выпадет на его долю в результате целого ряда блистательных
побед, рисовавшихся его воображению. Деньги просто как деньги он ненавидел. Его
захватывала грандиозность дела, страстное желание прорубить тропу, по которой его любимая
страна сможет стать тем, чем она должна быть, стремление видеть окончательное торжество
Аляски, которая будет снабжать мясом половину той самой Америки, что насмехалась над ней
и наносила ей пинки, когда она лежала лицом вниз.
Звон пароходного колокола заставил его очнуться и вернуться к действительности от той
воображаемой борьбы, к которой унеслись его мысли. Обыкновенно он бывал очень недоволен
собой, когда ему случалось предаваться этим «бредовым спазмам», как он их называл. Сам того
не сознавая, Алан немного гордился своей бесстрастной терпимостью, философским
господством над своими чувствами, подчас граничившим с таким исключительным
хладнокровием, что многие говорили про него, что он создан из камня, а не из плоти и крови.

Рекомендуем: