У последней границы

Он остался последним за столом. Токер сидел до тех пор, пока не потерял окончательно
надежду увидеть Мэри Стэндиш; он встал вместе с двумя своими приятелями. Последние уже
успели выйти за дверь столовой, как вдруг молодой инженер задержался. Алан, наблюдавший
за ним, увидел внезапную перемену в его лице. Через секунду все объяснилось: в комнату
вошла Мэри Стэндиш. Она прошла мимо Токера, очевидно, не заметив его, и, усевшись за стол,
холодно кивнула Алану. Она была очень бледна; на ее лице не осталось и следа от вчерашнего
румянца. Когда она слегка склонила голову и поправила свое платье, сноп солнечного света
заиграл в ее волосах; Алан еще смотрел на них, когда Мэри Стэндиш подняла голову. Ее
холодно-прекрасные глаза смотрели прямо и не выражали ни малейшего замешательства.
Что-то внутри Алана отозвалось на их красоту. Как-то не верилось, чтобы человек с такими
глазами мог принимать участие в хитрости и обмане, и тем не менее у него были неоспоримые
доказательства. Если бы они, по крайней мере, не смотрели так прямо, если бы в них можно
было заметить тень раскаяния, Алан нашел бы для нее извинение. Его пальцы коснулись ее
носового платка, лежавшего у него в кармане.
— Вы хорошо выспались, мисс Стэндиш? — вежливо спросил он.
— Я совсем не спала, — ответила она так чистосердечно, что его уверенность немного
поколебалась. — Я пыталась пудрой скрыть темные круги под глазами. Но боюсь, что мне это
не удалось. Не это ли послужило причиной вашего вопроса?
Он зажал платок в руке.
— Сегодня я вижу вас впервые за завтраком. Я счел это признаком того, что вы хорошо
спали. Это не ваше, мисс Стэндиш?
Он следил за выражением ее лица, когда она взяла из его рук скомканный кусочек
батиста. Но она сейчас же улыбнулась. И ее улыбка не была деланная — она чисто по-женски
выражала удовольствие. Алан был разочарован оттого, что не подметил в ее лице признаков
смущения.

Рекомендуем: