У последней границы

Она была стройна, как девочка. Он заметил, что при дневном свете у нее чарующие
светло-серые глаза. А ее дивные гладкие темные волосы, тщательно причесанные пышной
короной, простотой своей наводили на мысль о пуританстве.
Иногда его брало сомнение, действительно ли ей двадцать три года. Он скорее поверил бы
ей, если бы она сказала, что ей девятнадцать или двадцать. Эта девушка была для него загадкой
и вызывала в нем Множество размышлений. Но это отчасти входило в обязанности капитана:
видеть многое, что вряд ли увидят другие, и держать язык за зубами.
— Мы не совсем одни, — услышал он. — Есть и другие. — И мисс Стэндиш легким
кивком указала на две фигуры поодаль у перил.
— Старый Дональд Хардвик из Скагвэя, — заметил капитан Райфл. — А другой — Алан
Холт.
— Да, да.
Она снова повернулась лицом к горам, и ее глаза заблестели при свете луны. Слегка
прикоснувшись к рукаву старого капитана, она прошептала:
— Слушайте!
— Еще одна ледяная глыба оторвалась от ледника Старый Гром. Мы плывем близко от
берега, а ледники тянутся на всем протяжении.
— А вот этот, другой звук, похожий на шум ветерка, несмотря на то, что ночь такая тихая
и спокойная. Это что такое?
— Вы всегда услышите его вблизи больших гор, мисс Стэндиш. Этот шум производят
тысячи рек и ручейков, низвергающихся в море. Где только в горах начинает таять снег, там
слышна эта песня.
— А этот человек, Алан Холт, он тоже частица этого мира? — промолвила девушка.
— Пожалуй, больше, чем кто-либо другой, мисс Стэндиш. Он родился на Аляске еще до
того, как люди имели понятие о Номе, Фэрбенксе или Даусон-Сити. Сдается мне, это было в
восемьдесят четвертом году. Дайте вспомнить, — ему сейчас должно быть…
— Тридцать восемь, — подхватила мисс Стэндиш так быстро, что капитан в первое
мгновение был изумлен.

Рекомендуем: