У последней границы

— Дожидаетесь мисс Стэндиш? — спросил он.
— Да, дожидаюсь.
Росланд и не думал уклоняться от ответа. Слова его звучали твердо и определенно: так
мог говорить только человек, чувствующий за собой несокрушимую поддержку.
— И если она сойдет на берег…
— Я тоже сойду. Разве это вас касается, мистер Холт? Она, может быть, просила вас
поговорить об этом со мною? Если так…
— Нет, мисс Стэндиш меня об этом не просила.
— Тогда, пожалуйста, займитесь своими собственными делами. И если вам нечем убить
время, я готов ссудить вам пару книг. У меня их несколько штук в каюте.
Не дожидаясь ответа, Росланд спокойно отошел. Алан не последовал за ним. У него не
было основания чувствовать себя оскорбленным, и он мог винить только собственное
безрассудство. Слова Росланда не были оскорблением, они были сущей истиной. Он по
собственному почину вмешался в дело абсолютно интимного характера. В этом не было
сомнения. Быть может, тут происходила семейная размолвка. Он вздрогнул. Чувство унижения
охватило его, и он радовался тому, что Росланд ни разу не оглянулся. Алан пытался
насвистывать, поднимаясь назад на верхнюю палубу, словно ничего не случилось. Несмотря на
всю свою ненависть к этому человеку, он должен был признать, что Росланд по справедливости
осадил его. Даже предложил снабдить его книгами, если ему скучно! Черт возьми, парень ловко
провел этот номер! Это надо будет запомнить.
Алан подтянулся и, присоединившись к Дональду Хардвику и «Горячке» Смиту, не
покидал их, пока «Ном» не спустил на берег всех пассажиров и груз и, пеня воду, тронулся к
выходу из канала Гастино по направлению к Скагвэю. Тогда Алан направился в курительную и
оставался там до второго завтрака.
На этот раз Мэри Стэндиш первой вышла к столу. Она сидела спиной к двери, когда Алан
вошел, так что она не заметила его, хотя он прошел так близко, что коснулся пиджаком ее
стула. Опустившись на стул, он посмотрел на нее и улыбнулся. Мисс Стэндиш ответила чуть
виноватой, как показалось Алану, улыбкой. Она плохо выглядела, и ее присутствие за столом,
решил Алан, было не что иное, как смелая попытка скрыть кое-что от кого-то. Случайно он
взглянул налево. Там, в противоположном конце залы, сидел на своем месте Росланд. Как ни
мимолетен был взгляд Алана, он успел заметить, что девушка видела и поняла. Она чуть
наклонила голову и ее длинные ресницы на мгновение закрыли глаза. Он с удивлением
спрашивал себя, почему ее волосы всегда бросаются ему в глаза раньше всего. Они
производили на него исключительно приятное впечатление. Со свойственной ему
наблюдательностью Алан заметил, что мисс Стэндиш снова причесалась после первого
завтрака. Мягкие кольца ее волос, сплетавшиеся в таинственно-замысловатую корону,
напоминали нежный блестящий бархат. Он поймал себя на смешной мысли: интересно бы
видеть, как они рассыпаются по ее плечам. Освобожденные от оков, они должны быть еще
прекраснее.

Рекомендуем: