У последней границы

Лицо девушки было необычайно бледно. Возможно, что это объяснялось светом,
падавшим на нее из окна. Но когда Мэри Стэндиш снова взглянула на него через стол, он в
течение одного мгновения успел подметить легкое вздрагивание ее губ. Алан, как ни в чем не
бывало, начал рассказывать ей про Скагвэй, словно он не замечал ничего такого, что ей
хотелось скрыть. Выражение глаз девушки изменилось: в них промелькнула горячая
благодарность. Он рассеял ее напряженное состояние и освободил ее из-под какого-то
безотчетного гнета. Алан обратил внимание на то, что девушка заказывала себе завтрак лишь
ради формальности. Она едва притрагивалась к еде. И все же он был уверен, что никто другой,
даже влюбленный Токер, не обнаружил ее неискреннего поведения. Похоже было на то, что
Токер окружил подобное отсутствие аппетита ореолом женственности, приписывая эту
утонченность вкуса ангельской добродетели.
И только Алан, сидевший напротив нее, угадывал правду. Она делала невероятные усилия
над собою, но он чувствовал, что все ее нервы напряжены до последней степени. Когда она
встала с места, он также отодвинул назад свой стул. В то же время Росланд встал и быстро
начал приближаться с противоположного конца залы. Девушка вышла первой. Росланд
следовал за ней на расстоянии одного десятка шагов. Алан вышел последним, почти плечом к
плечу с Токером. Отчасти положение было забавное, но там, где кончалось смешное, было еще
нечто такое, что вызвало суровое выражение в углах рта Алана.
У подножия лестницы, устланной роскошными коврами, которая вела из залы на главную
палубу, мисс Стэндиш внезапно остановилась и повернулась лицом к Росланду. Ее глаза только
на мгновение остановились на нем, сейчас же скользнули мимо и вслед за тем она быстро
подошла к Алану. Яркая краска залила ее щеки, но в голосе не чувствовалось ни малейшего
волнения, когда она заговорила. Слова ее звучали отчетливо, и Росланд мог ясно расслышать
их.
— Насколько я понимаю, мы приближаемся к Скагвэю, мистер Холт? — сказала она. —
Вы, может быть, проводите меня на палубу и расскажете мне об этом городе?
Агент Грэйхама остановился внизу и начал медленно закуривать папиросу. А Алан
вспомнил унижение, перенесенное несколько часов тому назад в Джуно, когда его справедливо
упрекнули в назойливости и он не смог вовремя найти нужные слова. Раньше чем он собрался
ответить, Мэри Стэндиш доверчиво взяла его под руку. Хотя она и отвернула лицо, Алан ясно
видел, что волна румянца еще ярче залила ее щеки. Она была удивительно непоследовательна в
своих поступках, головокружительно хороша и в то же время холодна как лед, если не считать
ее пылавших щек.

Рекомендуем: