У последней границы

Алан взглянул на Росланда; тот пристально смотрел на них, с папиросой на полпути ко
рту. Алан привык улыбаться перед лицом опасности; и он безмолвно улыбнулся и сейчас.
Девушка тихо засмеялась. Она слегка потянула его вперед, и он, удивленный и послушный,
прошел вместе с нею мимо Росланда. Глаза Мэри Стэндиш смотрели на Алана так, что
сладостный трепет пробежал по всему его телу.
В конце широкой лестницы она прошептала, приблизив губы к его плечу:
— Вы великолепны! Спасибо вам, мистер Холт!
Эти слова, а вместе с тем ослабевшее пожатие ее руки на его рукаве словно окатили его
ушатом холодной воды.
Росланд больше не мог видеть их со своего места, разве только он следовал за ними.
«Девушка кончила свою игру, — подумал Алан, — а я сам вторично сыграл роль безмозглого
глупца». Но эта мысль не вызвала в Нем злобы. В сущности говоря, он находил во всей этой
истории много забавного. И когда они выходили на палубу, Мэри Стэндиш услышала, что он
чуть слышно смеется.
Она сильнее сжала его руку.
— Это далеко не смешно, — с упреком сказала она. — Это трагично, когда такой человек
не дает вам покоя!
Он знал, что она лжет из вежливости, с целью предупредить его возможные расспросы.
Конечно он мог бы поставить девушку в затруднительное положение, дав ей понять, что видел
ее в полночь наедине с Росландом. Он посмотрел на нее, и она, не мигнув, выдержала его
испытующий взгляд. Она даже улыбнулась. Алан подумал при этом, что ее глаза красивее, чем
у всех виденных им когда-либо обманщиков. В нем шевельнулось какое-то странное чувство,
словно он гордился ею, и он решил ничего не говорить ей о Росланде. Алан все еще убеждал
себя, что его ничуточки не интересуют чужие дела. Мэри Стэндиш, очевидно, предполагала,
что он слеп, а он и не собирался предпринять какие-либо шаги, чтобы рассеять этот самообман.

Рекомендуем: