У последней границы

Такая линия поведения, несомненно, будет самой лучшей в итоге.
Уже и сейчас, казалось, она забыла про инцидент внизу, у подножия лестницы. Ее глаза
приняли более мягкое выражение, а когда они дошли до носа парохода, Алану показалось, что с
ее губ сорвался легкий крик восторга при виде волшебной панорамы маленького залива Тэйя.
Прямо перед ними простирался, подобно лиловой ленте, узкий фарватер, вплоть до входа в
Скагвэй. По обеим сторонам высились высокие горы, покрытые зелеными лесами вплоть до
снежных вершин, ослепительно сверкавших под самыми облаками. Так как наступило таяние
снегов, то до парохода, заглушая тихий гул машин, долетал серебристый перезвон
бесчисленных горных ручейков. С одной из гор, которая, казалось, совсем нависла над самым
заливом, круто низвергался с высоты тысячи футов поток, пенясь, извиваясь и купаясь в
солнечных лучах, подобно резвящемуся живому существу.
Вдруг случилось чудо, которое поразило даже Алана: казалось, что пароход застыл на
месте, а горы медленно заворочались; словно какие-то невидимые могущественные силы
открывали потайную дверь, и на сцену выплыли зеленые склоны холмов с
ослепительно-белыми домиками. Показался Скагвэй — сердце сказочной Аляски, памятник
человеческой храбрости и приводящим в трепет подвигам.
Алан обернулся, собираясь что-то сказать, но выражение лица Мэри Стэндиш удержало
его. Ее губы приоткрылись, взор был устремлен вдаль, словно перед глазами девушки встала
неожиданная картина, ошеломившая и даже испугавшая ее.
И тогда, как бы обращаясь к самой себе, а не к Алану, она прошептала напряженным
голосом:
— Я уже однажды видела это место. Это было очень давно. Быть может, сто, тысячу лет
тому назад. Но я была здесь. Я жила под этой горой, с которой низвергаются каскады воды…
Дрожь пробежала по ее телу и, вспомнив про Алана, она взглянула на него. Он был
озадачен: в ее глазах светилась чарующе-прекрасная тайна.

Рекомендуем: