У последней границы

Он проводил Мэри Стэндиш на берег. В течение двух часов она ходила рядом с ним,
задавала ему вопросы и слушала его так, как никто никогда не расспрашивал и не выслушивал
его. Он показал ей все достопримечательности Скагвэя. Он указал ей на открытые ветрам
ущелья среди гор, где зародился Скагвэй: в один день на том месте, где была лишь одна
палатка, выросло сто, а через неделю их была уже тысяча. Он нарисовал перед ее глазами
картину былых дней, полных приключений, подвигов и смерти. Он рассказал ей про «Ловкача»
Смита и его шайку, которые были объявлены вне Закона. И теперь, когда первые темные тени
гор упали на них, они стояли рядом около заброшенной могилы бандита.
Но кроме всего виденного и посреди всего виденного она все расспрашивала его о нем
самом. И он отвечал. До сих пор еще Алан не сознавал, как доверчиво относился он к ней. Ему
казалось, что душа этой стройной прекрасной девушки, шагавшей рядом с ним, вызвала его на
откровенный разговор о его личной жизни. Он как будто чувствовал, что их сердца бьются в
унисон, когда он рассказывал про свою любимую страну за Эндикоттскими горами, про ее
безграничные тундры, про свои стада и своих людей. Он говорил о том, что зарождается новый
мир. И блеск ее глаз и дрожь в ее голосе так увлекли его, что он забыл о Росланде,
поджидавшем их возвращения на борту парохода. Алан строил перед ней свои воздушные
замки, и чудеснее всего было то, что ее присутствие помогало их строить. Он описал ей
перемены, которые медленно происходят на Аляске; горные тропинки сменяются почтовыми и
мощеными дорогами, пригодными для автомобилей; вскоре будут проложены железные
дороги, и на том месте, где несколько лет тому назад стояли палатки, вырастут большие города.
И только тогда, когда он нарисовал ей торжество прогресса и цивилизации, падение всех
преград перед наукой и изобретательностью человека, он заметил, что тень сомнения легла в ее
серых глазах.
И теперь, когда они стояли на палубе «Нома»и глядели на белые вершины гор,
растворявшиеся в лиловых сумерках, в глазах девушки по-прежнему было написано сомнение.

Рекомендуем: