У последней границы

— Я всегда буду любить палатки, старые горные тропинки и естественные преграды. Я
завидую Белинде Мелруни, про которую вы мне рассказывали. Я ненавижу города, железные
дороги, автомобили и все, что приходит вместе с ними. Меня огорчает, что это надвигается на
Аляску. И я тоже ненавижу этого человека — Джона Грэйхама!
Ее слова поразили Алана.
— И я хочу, чтобы вы рассказали мне, что он делает со своими деньгами… Теперь…
Голос девушки навевал холод; ее маленькая рука судорожно ухватилась за край перил.
— Он извел в водах Аляски все рыбные богатства, и их уже нельзя будет восстановить,
мисс Стэндиш. Но это не все. Мне кажется, что я имею право назвать его убийцей многих
женщин и маленьких детей, ибо он ограбил реки и озера, рыбой которых туземцы
существовали испокон веков. Я это знаю. Я видел, как они умирали.
Ему показалось, что она слегка покачнулась.
— Это — все?
Он саркастически усмехнулся.
— Найдутся многие, которые сочтут, что и этого достаточно, мисс Стэндиш. Но Джон
Грэйхам протянул свои щупальцы на всю Аляску. Его агенты наводнили страну. И бандит
«Ловкач» Смит был джентльменом по сравнению с этими господами и их хозяином. Если дать
свободу людям, подобным Джону Грэйхаму, то десять лет их хищнического хозяйничанья
внесут такую разруху, что ее не смогут возместить двести лет рузвельтовских запретов.
Девушка подняла голову. Ее бледное лицо было обращено к призрачным вершинам гор,
которые все еще можно было различить в сгущавшемся сумраке.
— Я рада, что вы мне рассказали про Белинду Мелруни, — снова произнесла она. —
Мысль о такой женщине придает мне смелость. Она умела бороться, не так ли? Она умела
бороться, как мужчина?
— Да, и не только умела, но и боролась.

Рекомендуем: