У последней границы

— И не в деньгах была ее сила? Свой последний доллар, вы рассказывали, она бросила на
счастье в Юкон.
— Да, то было в Досоне. Этот доллар был у нее последним.
Мисс Стэндиш подняла руку. Алан увидел на ней слабый блеск ее единственного кольца.
Она медленно сняла его с пальца.
— Пусть это тоже будет на счастье — на счастье Мэри Стэндиш, — сказала она, тихо
засмеявшись, и бросила кольцо в море.
Девушка посмотрела Алану в лицо, как бы ожидая, что ей придется оправдываться за свой
поступок.
— Это не мелодрама. Я так чувствую, и я хочу, чтобы на дне моря, здесь, у Скагвэя,
лежало что-нибудь мое, как Белинда Мелруни хотела, чтобы ее доллар навсегда остался на дне
Юкона.
Она протянула ему руку, с которой она только что сняла кольцо, и Алан почувствовал ее
теплое прикосновение.
— Благодарю вас за то, что вы доставили мне чудесный день, мистер Холт. Я никогда не
забуду этого. Пора идти ужинать. Я должна попрощаться с вами.
Он взглядом провожал ее стройную фигуру, пока она не скрылась из виду. По дороге в
свою каюту он чуть не налетел на Росланда. Это начинало раздражать его. Ни тот, ни другой не
произнесли ни одного слова и не раскланялись. Не обнаруживая ни малейшего волнения на
окаменевшем лице, Росланд посмотрел Алану прямо в глаза. Несмотря на свое предубеждение
против этого человека, Алан должен был переменить мнение о нем. В Росланде чувствовалась
какая-то сила, приковывавшая внимание, непреклонная уверенность в себе, которая была не
только умелой игрой. Мошенником он, пожалуй, был, но он обладал трезвым умом, равновесие
которого нарушить пустяками было нельзя. Алан невзлюбил этого человека. В качестве агента
Джона Грэйхама Росланд был ему врагом, а в качестве знакомого Мэри Стэндиш он был такой
же тайной, как и сама девушка. И только теперь в своей каюте Алан начал понимать, что за
спиной Росланда скрывается какая-то значительная сила.

Рекомендуем: