У последней границы

Потом он слегка рассмеялся:
— Вы очень сильны, однако, в счете.
Он почувствовал, как ее пальцы чуть сильнее сдавили его руку.
— Сегодня вечером, как раз после обеда, старый Дональд застал меня одну. Он заявил
мне, что ему скучно, а потому хотелось бы побеседовать с кем-нибудь, — со мной например.
Он почти что испугал меня своей длинной седой бородой и косматой головой. Когда мы с ним
беседовали в сумерках, я все время думала о привидениях.
— Старый Дональд принадлежит к эпохе, когда Чилькут и Белый Конь оказались могилой
для многих человеческих жизней. А от Верхушки до самого Клондайка, мисс Стэндиш, тропа
была усеяна живыми мертвецами, — произнес капитан. — Вы встретите на Аляске много
людей, вроде старого Дональда. Они многое помнят. Вы сумеете прочесть это в их лицах —
неизгладимое воспоминание о давно минувших днях.
Мисс Стэндиш слегка наклонила голову и посмотрела на воду.
— А Алан Холт? Вы его хорошо знаете?
— Его мало кто знает хорошо. Он частица самой Аляски и порою кажется мне более
недоступным, чем далекие горы. Но я его знаю. Вся Северная Аляска знает Алана Холта. У
него имеются стада северных оленей за горами Эндикотт, но он всегда стремится дальше, куда
еще не ступала нога человека, к последней границе.
— Он, должно быть, очень смел.
— Аляска воспитывает героев, мисс Стэндиш.
— И честных людей, не правда ли? Людей, на которых можно положиться, которым
можно верить?
— Да, и честных людей.
— Как странно, — сказала она и слегка засмеялась дрожащим смехом, прозвучавшим,
словно трель соловья. — Я никогда раньше не видывала Аляски, но что-то такое в этих горах
вызывает во мне такое чувство, будто я их знаю давным-давно. Мне кажется; что они кричат
мне «добро пожаловать!», что я возвращаюсь домой! Алан Холт счастливый человек. Я хотела
бы родиться на Аляске.

Рекомендуем: