У последней границы

— Я знаю, о чем вы думаете, мистер Холт. Вы спрашиваете себя, не сошла ли я с ума, не
преступница ли я, какие могут руководить мною побуждения, и почему я не пошла к Росланду,
к капитану Райфлу или еще к кому-нибудь. Я могу ответить только одно: я обратилась к вам,
потому что вы — единственный человек в мире в настоящую минуту, к которому я питаю
доверие. Если вы поможете мне, то вы когда-нибудь все поймете. А если вы не пожелаете
помочь мне…
Мери Стэндиш замолчала и сделала неопределенный жест рукой. Алан повторил ее
вопрос:
— А если я не пожелаю вам помочь? Что случится тогда?
— Я приду к неизбежному выводу, — ответила она. — Не правда ли, это довольно
необычайно просить о собственной смерти, но я говорю совершенно серьезно.
— Боюсь, что я не совсем вас понимаю.
— Разве это не ясно, мистер Холт? Я не люблю разыгрывать сцен и не хотела бы, чтобы
вы даже теперь думали, что я — актриса. Я ненавижу подобные вещи. Вы должны попросту
поверить мне, когда я говорю, что для меня немыслимо живой приехать в Кордову. Если вы не
поможете мне исчезнуть, не поможете мне остаться в живых и в то же время убедить всех, что я
умерла, тогда мне придется избрать другой путь. Я должна буду действительно умереть.
В первое мгновение глаза Алана гневно сверкнули. Он почувствовал желание схватить ее
за плечи и трясти ее, как это делают с детьми, когда хотят заставить их говорить правду.
— Вы явились ко мне с этой глупой угрозой, мисс Стэндиш? С угрозой покончить с
собой?
— Если вам угодно так называть это, — да.
— И вы ожидаете, что я поверю вам?
— Я так надеялась.
Она сумела подействовать на его нервы, в этом не оставалось сомнения. Он верил и в то
же время не верил ей. Если бы она плакала, если бы она сделала малейшую попытку сыграть на
его чувствах, он бы решительно отказался ей поверить. Но он не мог не видеть, что девушка
храбро борется, даже если она и говорит неправду, борется с таким гордым сознанием своей
правоты, что он был совсем сбит с толку.

Рекомендуем: