У последней границы

Ее рука медленно потянулась к ручке двери.
— Да, вы безрассудны, — согласился Алан. Но его голос звучал мягче. — Не давайте
таким мыслям впредь овладевать вами, мисс Стэндиш. Не позволяйте Росланду приставать к
вам. Если вы хотите, чтобы я разделался с этим человеком…
— Прощайте, мистер Холт.
Она открыла дверь и на ходу обернулась, посмотрела на Алана и улыбнулась, и он
заметил, что в ее глазах снова сверкают слезы.
— Покойной ночи!
— Покойной ночи!
Дверь закрылась за ней. Он слышал, как удалялись ее шаги. Еще несколько секунд, и он
позвал бы ее назад. Но было уже слишком поздно…

Глава VIII

С полчаса Алан сидел и задумчиво курил свою сигару. Ему было не по себе. Мэри
Стэндиш пришла к нему как храбрый воин, и такой она ушла от него. Когда он в последний раз
взглянул на ее улыбающееся лицо, он уловил на мгновение в ее глазах, влажных от слез, что-то
такое, чего он раньше в каюте не заметил; это похоже было, думалось ему, на душевную боль,
на гордое сожаление о случившемся; быть может, это была тень перенесенного унижения, а
впрочем, возможно, что в этом выразилось презрение к нему. Он не был уверен, он знал только,
что выражение ее лица не имело ничего общего с отчаянием. Ни разу она не проявила слабости
ни взглядом, ни словом, ни даже тогда, когда слезы стояли в ее глазах. И мысль о том, что он, а
не Мэри Стэндиш, показал себя этой ночью достойным сожаления, начала понемногу
укрепляться в его мозгу. Ему стало стыдно. Было ясно, что или Мэри Стэндиш лучшего мнения
о нем, чем он того заслуживает, или он действительно так глуп, как она на то надеялась. Сейчас
Алан не мог разобраться даже в собственных мыслях.

Рекомендуем: