У последней границы

Он теперь уже больше не торопился, а спокойно и сосредоточенно направился к каюте
Мэри Стэндиш. Если женщина ошиблась и кто-то другой бросился в море, то мисс Стэндиш
должна быть там. Алан постучал в дверь только один раз; потом он открыл ее. В каюте не
послышалось испуганного крика или протеста, и еще раньше, чем Алан зажег электричество, он
знал, что там никого нет. Он чувствовал это с самого начала, с того момента, когда услышал
истерический крик женщины. Мэри Стэндиш исчезла.
Алан посмотрел на ее постель; в подушке осталось углубление на том месте, где
покоилась ее голова. Маленький скомканный носовой платок лежал на одеяле. Немногие вещи,
которые она везла с собой, были аккуратно разложены на столике. Потом он на кровати увидел
ее туфли, чулки и платье. Он взял в руки одну туфлю и поднял ее в холодной спокойной руке.
Это была маленькая туфелька. Его пальцы сжали ее так, что туфля оказалась смятой, как
лоскуток бумаги.
Он еще держал ее в руке, когда почувствовал, что кто-то стоит за ним; Алан медленно
обернулся и очутился лицом к лицу с капитаном Райфлом. Лицо маленького человека было
пепельно-серого цвета. Одно мгновение оба молчали. Капитан Райфл смотрел на смятую туфлю
в руке Алана.
— Лодки быстро двинулись в путь, — хриплым голосом сказал капитан. — Мы отошли
меньше, чем на три мили. Если она умеет плавать, то есть еще надежда.
— Она не поплывет, — произнес Алан. — Она не для того бросилась в воду. Она погибла.
В голове Алана промелькнуло удивление по поводу своего спокойного голоса. Капитан
Райфл увидел, как вздулись жилы на его сжатых кулаках и на лбу. В течение многих лет ему
приходилось быть свидетелем всяких трагедий, он привык к этому; но слова Алана изумили
его, и это отразилось в его глазах. Не вдаваясь в подробности, Алан в несколько секунд
рассказал, что случилось прошлой ночью. Когда он кончил, капитан, прикоснувшись к его руке,
почувствовал, что мускулы Алана напряглись и стали тверды как сталь.

Рекомендуем: