У последней границы

Его сдержанность надломилась. Он как-то сгорбился, в его голосе послышались
дрожащие нотки. Алан вперил глаза во мрак. Затем капитан произнес:
— Если Росланд выживет, то он будет в госпитале в Кордове.
Алан ничего не ответил. Дверь за ним тихо закрылась. Он вышел на окутанную мраком
палубу, подошел к перилам и остановился там, прислушиваясь к вою ветра, проносившегося
над темной пропастью моря. Вдали раздавались глухие раскаты грома.
Вернувшись в каюту, Алан попытался взять себя в руки. «Горячка» Смит ждал его; свои
вещи он упаковал в брезентовый мешок. Алан объяснил ему причину перемены в его планах.
Дела в Кордове вынудят его пропустить пароход и по меньшей мере на месяц отсрочить
возвращение в тундру. Смит должен отправиться туда один. Путь до Танана он сможет быстро
проделать по железной дороге. Оттуда он двинется в Алакакат, а потом дальше к северу в
область Эндикоттских гор. Такому человеку, как он, нетрудно будет найти ранчо Алана. Алан
достал карту, дал ему кой-какие письменные наставления, снабдил деньгами и под конец
посоветовал не терять головы и не бросаться с места в карьер в погоне за золотом. Ему лично
необходимо сойти на берег немедленно, но Смиту он рекомендовал до утра не покидать
парохода. Тот поклялся, что все исполнит в точности.
Алан не стал объяснять ему причину своей собственной поспешности и был рад, что
капитан Райфл не слишком настойчиво расспрашивал его. Он не пытался анализировать,
насколько благоразумен его поступок. Он знал только, что каждый мускул его тела жаждал
физического действия; он должен немедленно начать что-нибудь делать, если не хочет
оказаться сломленным всем обрушившимся на него. Это желание жгло мозг, грозя безумием;
невероятным напряжением воли Алан сдерживал себя. Он пытался отогнать стоявший перед
глазами образ бледного лица, качавшегося на волнах океана, и упорно старался вернуть свое
обычное бесстрашное душевное равновесие. Но сам пароход, казалось, намеревался сломить
его сопротивление. За этот час, что прошел с той минуты, когда он услышал крик женщины,
Алан возненавидел это судно. Ему хотелось ощущать под ногами твердую почву. Он всей
душой стремился очутиться у той узкой полоски берега, куда должно было отнести тело Мэри
Стэндиш.

Рекомендуем: