У последней границы

Даже «Горячка» Смит, и тот не заметил признаков того внутреннего огня, который сжигал
Алана. И только тогда, когда Алан очутился на берегу и окруженная кольцом гор Кордова
развернулась перед ним, только тогда покинуло его душевное напряжение. Он ушел с пристани
и остановился один во мраке, глубоко вдыхая горный воздух и раздумывая, куда направиться.
Вокруг него все было окутано непроницаемой мглой. Редкие огоньки тускло горели здесь и
там, еще больше подчеркивая кромешный мрак, охвативший его со всех сторон. Гроза еще не
разразилась, но в воздухе чувствовалось ее приближение. Раскаты грома хотя и раздавались
очень близко, но звучали глухо; казалось, какая-то могущественная рука сдерживала ураган,
готовясь захватить землю врасплох.
Сквозь эту темень Алан прокладывал свой путь. Он не потерял направления. Три года
тому назад ему много раз случалось ходить к хижине старого Улафа Эриксена, жившего в
полумиле от берега. Он знал, что Эриксен все еще живет там, где он поселился двадцать лет
тому назад, поклявшись остаться на этом месте до тех пор, пока море не пожелает поглотить
его. Таким образом, Алан шел знакомой дорогой. Сильный раскат грома раздался прямо над его
головой. Грозные стихии сбросили с себя оковы. Он слышал все усиливающийся грохот в
горах, скрытых во мраке ночи. Внезапно блеск молний осветил путь. Это помогло ему. Он
увидел впереди белую песчаную полосу и ускорил шаг. Еще более отчетливо послышался
усиливавшийся рев океана. Казалось, что Алан находится между двумя гигантскими армиями,
сотрясавшими землю и море, готовясь к смертельной схватке.
Снова сверкнула молния. За ней последовал удар грома, от которого задрожала земля, и
эхом рассыпался по горам, постепенно замирая вдали. Холодный порыв ветра ударил Алану в
лицо, и что-то в его душе пошло навстречу буре.
Он всегда любил прислушиваться к раскатистому эху грома в горах, наблюдая за
вспышками молнии на вершинах. Он сам тоже родился в такую ночь, когда вокруг хижины его
отца все трещало, и грохот гор наполнял собою мглу. Любовь к грозным силам природы была
заложена у него в крови, она была частицей его души, и порой он страстно ждал этого
«разговора гор», как другие ждут наступления весны. Приветствуя его теперь, Алан
вглядывался в темноту, стараясь различить мерцание огонька, который горел в хижине Улафа
Эриксена всю ночь напролет.

Рекомендуем: