У последней границы

Находясь еще в хижине Улафа, Алан услышал от последнего, что было бы безумием
надеяться найти тело Мэри Стэндиш. Между рекою Айяк и Каталла тянется берег,
окаймленный скалами и подводными рифами, а рядом лежит целый архипелаг островов, среди
которых флот пиратов мог бы найти сотню убежищ. За все двадцать лет пребывания в этих
местах Эриксен не помнил случая, чтобы волны прибили утопленника к берегу. И он высказал
определенную уверенность, что тело девушки покоится на дне моря. Но это нисколько не
поколебало решения Алана начать поиски. По мере того, как «Норден» рвался вперед, ловко и
искусно взбираясь на гребни волн, это решение все усиливалось в нем.
Даже раскаты грома и дождь, хлеставший в лицо, поощряли его идти дальше. Он не
находил ничего абсурдного в тех поисках, которые он затевал. Это было, по его мнению,
единственное, чего, по меньшей мере, требовал от него долг. И была также некоторая надежда,
что они найдут ее. Надежда вообще ни на минуту не покидала Алана даже тогда, когда он
боролся без всяких шансов на успех. И он побеждал. И теперь в сером рассвете в нем жило
убеждение, что он выйдет победителем, что он найдет Мэри Стэндиш где-нибудь в море или
около берега между рекою Айяк и ближайшими островами, куда ее тело прибьет течением. А
когда он найдет ее…
Алан раньше не задумывался над вопросом, что произойдет дальше. Но сейчас эта мысль
овладела им, и перед ним предстал образ девушки, который он старался выкинуть из головы. Ее
смерть придала необычайную ясность его воображению. Перед его глазами стояла белая полоса
берега, а на ней в ожидании его лежало стройное тело Мэри Стэндиш. Ее бледное лицо было
обращено к восходящему солнцу, а длинные волосы разметались по песку. Это видение
потрясло его. Алан всеми силами старался стряхнуть его с себя. Если он найдет ее такой, то он
знает теперь, что ему нужно сделать. В нем произошла какая-то перемена: прежний Алан Холт,
эгоизм и намеренная слепота которого послали Мери Стэндиш на смерть, был сломлен.
Действительность, казалось, издевалась над ним и хлестала его бичом за его неуязвимость
и спокойствие, которым он так эгоистично гордился. Девушка пришла к нему в минуту
душевного смятения, хотя на «Номе» было еще пятьсот человек помимо него. Она поверила в
него, она дарила его своей дружбой и доверием и, наконец, отдала свою жизнь в его руки. А
обманувшись в нем, она не обратилась к другому. Она сдержала слово, доказав ему, что она не
лгунья и не обманщица. Только теперь Алан понял, сколько храбрости может быть в женщине,
и как справедливы были слова девушки: «Вы поймете — после завтрашнего дня».

Рекомендуем: