У последней границы

— Если капитан Райфл был прав, то девушка упала за борт в этом месте, — сказал
наконец Алан, указывая пальцем.
Он встал.
— Но сейчас она уже не может быть здесь, — добавил Улаф.
В глубине души, однако, он был уверен в том, что она тут прямо под ними, на дне моря.
Он направил свое судно к берегу. В трех-четырех милях от них выплывала из тени гор песчаная
полоса берега. Четверть часа спустя можно было различить дымок, струившийся над скалами,
подступавшими к самому морю.
— Это жилище Мак-Кормика, — заметил швед.
Алан ничего не ответил. В бинокль Улафа он нашел хижину шотландца. Санди
Мак-Кормик, если верить Улафу, знал каждый водоворот и каждую отмель на протяжении
пятидесяти миль, и он с закрытыми глазами найдет тело Мэри Стэндиш, если только его
прибило к берегу. И пока Эриксен бросал якорь на отмели, Санди сам уже спускался им
навстречу.
Алан и Эриксен выскочили и по колено в воде добрались до берега. В дверях хижины
Алан заметил женщину, с удивлением смотревшую на них. Санди был молодой краснощекий
парень и больше походил на мальчика, чем на мужчину. Они поздоровались. Алан рассказал
ему о той катастрофе, которая случилась на борту «Нома», и о цели своего приезда. Ему стоило
больших усилий говорить спокойно, но он надеялся, что ему удастся владеть собой. В его
холодном бесстрастном голосе не слышалось ни малейшего признака волнения, но в то же
время ни от кого не могла ускользнуть трагическая серьезность его тона. Мак-Кормик, у
которого были весьма скудные средства к существованию, выслушал почти с ужасом цифру
вознаграждения за его услуги: пятьдесят долларов в день за поиски и пять тысяч долларов
вдобавок, если он найдет тело девушки.
Для Алана эта сумма ничего не значила. Он не намеревался высчитывать доллары, — он с
таким же успехом мог бы предложить десять или двадцать тысяч. У него было как раз столько в
банках Нома, даже немного больше. В случае надобности он охотно предложил бы свои стада
оленей, если бы только ему дали гарантию, что тело Мэри Стэндиш будет найдено.

Рекомендуем: