У последней границы

Несколько секунд спустя Элен Мак-Кормик проворно прикрыла передником какой-то
предмет, лежавший на маленьком столе около Двери, через которую должен был пройти Алан в
отведенную ему комнату. Улаф подмигнул ему, но Алан ничего не видел. Он знал только одно:
здесь жила настоящая любовь и здесь должны быть дети. Раньше такая мысль просто не могла
прийти ему в голову.
На следующее утро поиски возобновились. Санди вытащил грубую карту некоторых
скрытых уголков на восточном берегу, куда течением всегда выбрасывало обломки кораблей
после кораблекрушения. Алан вместе с Улафом, снова сидевшим за рулем «Нордена»,
отправились вдоль берега. Только к закату солнца они вернулись. В тишине чудесного вечера,
когда горы навевают покой на душу, Улаф решил, что настало время открыть то, что было у
него на уме. Сначала он заговорил о дьявольских шутках вод Аляски, о странных, непонятных
ему силах, таившихся в глубине ее вод, о том, как он однажды уронил в море бочонок и неделю
спустя наткнулся на него, когда его уже уносило течением в сторону Японии, Он особенно
подчеркнул исключительное непостоянство и переменчивость встречных нижних течений.
Потом Улаф резко перешел к сути дела. Лучше будет, если тело Мэри Стэндиш никогда
не прибьет к берегу. Пройдут дни, а возможно и недели — если это вообще когда-нибудь
случится, — и Алан уже не сможет узнать девушку. Лучшее место вечного успокоения — это
глубина моря. Он так и сказал, что морское дно — это «желанное место мирного успокоения».
В своем стремлении облегчить горе Алана, он — начал описывать весь этот ужас: во что может
превратиться тело, выброшенное на берег, после многих дней пребывания в воде.
Алан почувствовал желание стукнуть его кулаком и заставить замолчать. Он очень
обрадовался, завидев Мак-Кормика.
Санди поджидал их, когда они вброд шли от баркаса до берега. Что-то необычайное
можно было прочесть в его лице — так, по крайней мере, показалось Алану, — и на одно
мгновение его сердце замерло. Но шотландец отрицательно покачал головой и подошел к
Улафу Эриксену. Алан не заметил взгляда, которым те обменялись между собой. Он
направился к хижине, а когда он вышел, Элен Мак-Кормик взяла его за руку. Никогда еще она
этого не делала. В глазах молодой женщины светился огонь, которого Алан не видел вчера; ее
щеки пылали; когда она заговорила, в ее голосе послышались новые странные нотки. Казалось,
она с трудом сдерживает свое возбуждение.

Рекомендуем: