У последней границы

— Вы… вы не нашли ее? — спросила она.
— Нет. — Голос Алана звучал устало и даже как-то старчески. — Думаете вы, что я
когда-нибудь найду ее?
— Не такой, как вы предполагаете, — спокойно ответила Элен. — Такой она никогда не
вернется к вам.
Она, очевидно, делала невероятные усилия над собой.
— Вы… вы многое дали бы, чтобы вернуть ее, мистер Холт?
Вопрос звучал по-детски абсурдно, и Элен, как ребенок, смотрела на Алана в этот момент.
Он заставил себя улыбнуться.
— Конечно. Я отдал бы все, что у меня есть.
— Вы… вы… любили ее?
Ее голос дрожал. Казалось весьма странным, что она задает такие вопросы. Но эти
расспросы не причиняли боли Алану. Не женское любопытство было причиной тому, просто
успокоительно-мягкий голос молодой женщины доставлял ему удовольствие. Он прежде не
отдавал себе отчета в том, как жаждал он ответить на этот вопрос, — не только самому себе, но
и кому-нибудь другому… и вслух.
— Да. Любил.
Его почти изумило собственное признание. Такая откровенность была странной при
всяких обстоятельствах, а тем более после такого короткого знакомства. Алан не прибавил ни
слова, хотя в лице и в глазах Элен Мак-Кормик светилось какое-то трепетное ожидание.
Он прошел в маленькую комнату, служившую ему спальней, и вернулся с вещами.
Саквояж, в котором находилось имущество Мэри Стэндиш, он передал Элен. Теперь вопрос
шел о деле, и он старался говорить деловым тоном:
— В саквояже ее вещи. Я взял их из каюты. Если после моего отъезда вы найдете ее, они
вам пригодятся. Вы, конечно, меня понимаете. А если не найдете, сохраните их для меня.

Рекомендуем: