У последней границы

Когда-нибудь я вернусь.
Ему, очевидно, нелегко было давать эти простые наставления. Алан продолжал:
— Я не собираюсь больше задерживаться здесь. В Кордове я оставлю чек, с предписанием
выдать его вашему мужу, если она будет найдена. Если вы ее найдете, позаботьтесь сами о ней.
Вы это сделаете, миссис Мак-Кормик?
Элен Мак-Кормик, чуть запинаясь, обещала ему исполнить просьбу. Алан говорил себе,
что всегда будет помнить ее — это маленькое существо, полное сочувствия. Полчаса спустя,
дав инструкции также и Мак-Кормику, он пожелал им счастья. Когда он пожимал Элен на
прощание руку, пальцы молодой женщины дрожали. Алан удивился ее волнению. Спускаясь к
берегу, он сказал Санди, какое огромное счастье послала ему судьба, дав ему такую жену.
Звезды мерцали на бархате темного неба, когда «Норден» снова заскользила по волнам,
направляясь в открытое море. Алан смотрел на звезды, и его мысли уносились в лежавшую за
ними бесконечность. Никогда раньше он не задумывался над этим. Жизнь была всегда слишком
полна. Но теперь она казалась ему такой пустой, а его тундры находились так далеко, что
чувство одиночества охватило Алана, когда он оглянулся назад — на белесоватую полоску
берега, выступавшего из тени нависших гор.

Глава XI

Этой ночью в хижине Улафа Алан Холт снова вступил на прежний путь. Он не пытался
умалять размеров трагедии, ворвавшейся в его жизнь. Он знал одно: что бы ни случилось в
последующие годы, следы этой трагедии никогда не сотрутся, и Мэри Стэндиш всегда будет
жить в его мыслях. Но Алан принадлежал к тем людям, которые даже под ударами судьбы не
дают заглохнуть и умереть порывам своей души. Прежние планы ждали его, а равно прежние
стремления и мечты. Теперь они казались безжизненными, но лишь потому, что его
собственный огонь на время погас. Он понимал это и сознавал необходимость снова зажечь его.

Рекомендуем: